11x1300

logo4site


vkfbinstayoutube
      
 Виртуальная справкаgb400glaz400
 Онлайн пункт выдачи книгПодкасты СОМБBOOKгод памяти и славыpero300   Уралэтноcal150

 

 

Стержень казахской духовности

a1

В этом году исполняется 175 лет со дня рождения великого поэта и мыслителя казахского народа – Абая Кунанбаева. День его рождения –10 августа постановлением Правительства Республики Казахстан от 05.08.2020 г. был объявлен официальным праздником – Днём Абая. В честь этого праздника мы подготовили виртуальную литературную программу «Стержень казахской духовности».

a0Абай Кунанбаев – великий поэт казахского народа, философ-гуманист, композитор, ювелирный мастер художественного слова. Он родился 10 августа 1845 года в Семипалатинской области на склонах гор Шынгыстау, недалеко от источника Каскабулак. Изначально поэту дали имя Ибрагим. Говорят, что наречению поэта таким именем предшествовал вещий сон его отца – Кунанбая.

Бабушка Зере звала любимого внука Абаем, что означало «осмотрительный, осторожный, миленький». С тех пор и окружающие стали так же обращаться к мальчику, а настоящим именем, по сути, его никто не называл.

Абай происходит из знатного и богатого рода биев и аристократов. Прадед Абая Ыргызбай был батыром и бием рода тобыкты. Слово «батыр» предполагает не только личное мужество, отвагу и силу человека, но и участие в боевых сражениях. Ыргызбай был племянником знаменитого Жанибека батыра из племени керей, который за свои заслуги и ратные подвиги при сражениях с джунгарскими войсками получил благословение самого Абылай хана. Ыргызбай родился примерно в 1750 годах. Его сын Оскембай – дед Абая. Оскембай был бием. Когда состарился, глава рода – знаменитый Кенгирбай би воспитывал и обучал Оскембая науке управления. Дед Абая Оскемьай жил в 1778-1850 годах. От него в 1804 году родился Кунанбай кажы – отец Абая.

Кунанбай как крупная, колоритная личность играл огромную роль в становлении характера Абая и его взглядов, таких личных качеств, как человечность, целеустремленность. Жизнь и творчество Абая в определенной мере были обусловлены установками и примерами его прославленного и порой жесткого, но справедливого отца.

Второе дорогое имя, связанное с жизнью великого поэта, – его родная мать Улжан, добрая и мудрая женщина.

Она была из богатого и знатного рода шаншар, происходящего из племени каракесек. Этот род всегда славился своим острым языком, знаменитыми розыгрышами. Прадедом Улжан был Бертис би. Слово «би» подразумевает, во-первых, ораторский талант, ум и мудрость, умение решать сложные споры между племенами, во-вторых – вождя племени, предводителя рода. Должность «би» не передается по наследству, биями становятся благодаря своим личностным качествам. У Турпана, отца Улжан, были родные братья – Контай и Тонтай. Они выделялись особым пристрастием к шуткам. Улжан не уступала им в острословии. Такие качества великого поэта, как остроумие, способность в саркастической форме высмеять людские недостатки, унаследованы Абаем от нагашы по материнской линии. Вся материнская линия, весь род по отношению к племяннику считается нагашы, а племянник по отношению к материнской линии выступает как жиен.

Человек, который в наибольшей степени повлиял на раннее тяготение Абая к искусству слова и знаниям, была его бабушка Зере. Ее отличало добросердечие и тонкое восприятие окружающего её мира. Большой знаток народной словесной сокровищницы, она сумела привить своему внуку стремление и любовь к знаниям, стала его первым воспитателем и великим учителем.

Абай очень любил свою бабушку. Дни и ночи он проводил рядом с ней, постоянно упрашивая рассказать сказку или историю. Бабушка Зере, с нежностью относившаяся к своему внуку, с наслаждением раскрывала перед ним все богатство устного творчества, лелея и будоража воображение Абая.

Зере была большой мастерицей устного рассказа, она умела рассказывать красочно и интересно.

Улжан тоже между хлопотами по дому много внимания уделяла Абаю. Когда бабушка уставала, Абай обращался к матери. Улжан помнила много стихов, знала наизусть старинные поэмы и айтысы акынов.

Именно благодаря бабушке и матери у Абая рано проснулся интерес к творчеству, поэзии. Во многом под их влиянием Абай встал на нелегкий путь борца за человеческое счастье.

Следующим замечательным учителем и воспитателем юного Абая стал сам казахский народ.

a2

В отрочестве Абай стремился освоить высокие образцы ораторского искусства, обычаи и правила, по которым жил народ, примеры честного судейства сложных и спорных вопросов между людьми и племенами. Во все времена искусство слова, ораторские качества очень высоко ценились среди кочевников. Можно предположить, что Абай скорее получил знание об истории Степи через народную мудрость, чем через систематическое образование в медресе (медресе – религиозное учебное заведение). Народные сказатели, ораторы, поэты, мастера устного рассказа дали огромную духовную основу творчеству Абая. Он понял, что многие познания и мудрость жизни кроются в народных дастанах, сказаниях о батырах. С юных лет с упоением слушал он акынов и сказателей, впитывая в себя образцы народной поэзии и, подражая им, стал сочинять свои первые стихи.

В родном доме Абая всегда с радушием встречали талантливых и мудрых людей. Частным гостем был знаменитый поэт Дулат. Он распознавал поэтический дар Абая еще в юношеских стихотворениях и благословил будущего поэта:

Сын мой, подрастешь и ты,

Взлетишь на крыльях мечты.

Выше облаков, возможно, взойдешь ты,

Да сбудутся твои чудесные сны.

Абай не собирал и не хранил свои творения, так как при его жизни еще не было традиции публиковать свои произведения. Поэтому многие его труды, написанные экспромтом, порой наспех, иногда просто на клочке бумаги, для нас навсегда утеряны. Дошли до нас те стихи, которые люди знали наизусть. Оставшиеся были включены в рукописи муллы Мурсеита.

Абай не исправлял, не обрабатывал однажды написанное. Сам он не раз признавался, что если бы обрабатывал свои творения, они, наверняка, стали бы более совершенными. Но и в том, первозданном виде творения Абая являются высшими образцами человеческого гения.

a3

Хаким Абай поздно ложился, рано вставал. Он много трудился ради будущих поколений, ради истории. Когда находило вдохновение, поэт с побледневшим лицом, прослезившимися глазами, участившимся дыханием брал в руки перо, и стихи сами лились потоком. В такие мгновения раскрывались мощь и таинство таланта! Его творчество было в чем-то сопоставимо с озарением поэтов-импровизаторов, сходу слагающих великолепные рифмы. «Не знай имя автора, а изучай его творения», – писал великий поэт. Первые свои стихи Абай опубликовал от имени своего близкого друга Кокбая Жанатайулы. В 1886 году аул Абая располагался на берегу реки Баканас. Переезд на джайляу (летнее пастбище) после долгих суровых дней зимы, человеческая любовь к земле-матери, зеленая трава и людская радость глубоко тронули сердце Абая. И он создает один из своих шедевров «Лето – солнечная пора». Это произведение было напечатоно в 1889 году в 12 номере газеты «Дала уалаяты». Впервые в жизни Абай остался доволен своим творением. Он выплатил Кокбаю откупную и вернул своим стихам собственное имя. После этого Абай по – новому осознаёт силу и мощь поэзии и полностью посвятит свою жизнь искусству слова.

a4Поэмам о любви и дастанам Абай придает новую форму. Поэмы «Масгут», «Рассказ Азима» – притягательные и интересные истории написаны в духе восточных легенд с элементами волшебства. А сюжет поэмы Абая «Ескендир» (Александр Македонский) встречается и в творениях Фирдоуси, Низами, Навои. Но у каждого из этих четырех великих поэтов своя интерпретация этой личности. Ученики и последователи Абая продолжили творческий путь великого поэта, сохраняя и развивая его традиции, своеобразный стиль и оригинальность.

Аул Абая, сама его личность были в свое время одним из своеобразных центров казахской культуры, средоточием талантов. Поэт собирал вокруг себя одаренную молодежь, пропагандировал среди неё образование, культуру и искусство, вводил её в большой мир поэзии. Это начинание Абая с энтузиазмом поддерживали его дети, родственники, близкие. Они часто собирались послушать Мухамеджана, Альмагамбета, скрипача Мука и других талантливых людей. Многие вечера в ауле Абая становились праздниками поэзии и искусства.

Абай узнал и полюбил творение таких народных композиторов, как Биржан сал, Акан сери, Жаяу Мусса, Таттимбет. Он особо ценил исполнителей кюев, и их певческое искусство.

Мою душу взял вчера слух

Залетевшая в наши края,

Столько мыслей навеяла вдруг…

Полюби эту песню, как я.

Поэт, осознавая способность песни через мелодию передать красоту мира, не терпел бесталанных произведений.

Абай сочинил много песен. Большинство из них не были записаны и потерялись навсегда. Некоторые песни Абая в наши дни воспринимаются как народные творения. Дети Абая также любили песни и стремились учиться игре на музыкальных инструментах.

Представителями поэтической школы, сложившейся при Абае, были его сыновья Акылбай, Абиш, Магаш, сын старшего брата Кудайберды – Шакарим, друзья и ученики Кокбай Жанатайулы, Арип Танирбергенов Асет Наймамбетов и другие.

Акылбай (1861-1904) – первенец Абая. Детство и юность Акылбая проходили в доме Кунанбая и его младшей жены Нурганым. Так как его юность прошла вдали от отца, он не получил русского образования. Впоследствии под влиянием Абая и поэтических вечеров в его доме развивается поэтический талант Акылбая. Помимо коротких произведений, он написал три большие поэмы. Первая его поэма называлась «Жарах», но она полностью утеряна. Вторая его поэма называлась «Зулус». Здесь он повествует об увлекательных приключениях, происходящих в Африке. От этой поэмы сохранились только первые куплеты. Третья его поэма под названием «Дагестан» повествует о событиях на Кавказе. Она имеет огромную и историческую ценность.

Когда женился младший брат Магауия, то попросил Акылбая написать для него песню. И он тут же сочинил её, названную впоследствии «Песней Акылбая».

Талантливый поэт Акылбай скончался в то время, когда его поэтический дар находился в расцвете. Он умер в 1904 году на сороковой день после смерти Абая.

Много радости и горя доставлял отцу его любимый сын Абдирахман. Поэт надеялся, что Абдирахман принесет большую пользу своему народу. Поэтому Абай отдал и Абдирахмана, и Магаша в русскую школу, требуя от них не карьеры чиновника, а истинных знаний. Абдирахман закачивает Реальное училище в городе Тюмени, потом Михайловскую школу артиллерий в Санкт-Петербурге. Однако здоровье не позволило ему поступить в Военную академию. К великому сожалению, Абдирахман, на которого возлагали большие надежды и пророчили блестящие будущее, заболел туберкулезом и умер в 1845 году в городе Верном (Алматы), когда ему исполнилось 27 лет. Великий поэт тяжело переживал смерть сына. Ему казалось, что все его мечты и надежды рухнули.

Переживая тяжелое горе, поэт посвятил девять своих стихов памяти умершего сына. Смерть Абиша стала невосполнимой утратой для поэта.

Как падучая звезда,

Он сверкнул – и стал незрим.

Как заплакали тогда

Все встречавшиеся с ним!

Был он умудрен и смел,

Страх в душе его был нем.

Он на смерть взглянуть сумел,

Этим не делясь ни с кем.

a5Другим сыном, оправдавшим большие ожидания своего отца, был Магауия Кунанбайулы (1870-1904) – младший сын Абая от жены Дильды. Он был восприимчивым юношей, с блистательным умом и обладавшим даром слова. Абай учил его в ауле в мусульманской школе, а затем в городском училище Семипалатинска. Но после трех лет учебу Магауия тоже заболел. Он был вынужден оставить занятия и вернуться в родной аул. После этого он постоянно был при отце и воспитывался им.

Высоко ценивший и понимавший значения поэтического труда Абая Магаш сам увлекся поэзией. По настоянию своего отца он написал поэмы «Енлик-Кебек», «Абылай». Самое объемное и совершенное его художественное произведение – поэма «Медгат-Касым».

Она повествует о незнакомых казахам дальних странах, о героях других земель.

Магауия в последние годы своей жизни стал известным человеком среди народа благодаря справедливым судейским решениям. Он умер рано, в 1904 году в возрасте тридцати четырех лет, когда его имя и дела только начинали завоевывать сердца людей. Для Абая смерть Абдирахмана была тяжелой утратой судьбы. От этих двух сыновей он ожидал много славных дел и пророчил им блестящее будущее. Поэтому их потеря стала для Абая поистине катастрофой. После смерти Магаша для Абая « мир как будто рухнул, разбился». Он так и не смог оправится от такого удара судьбы. Через сорок дней после смерти Магаша в 1904 году, не дожив до шестидесятилетнего возраста, великий поэт скончался.

Имя гениального сына степи, великого поэта казахского народа, мыслителя, ученого, композитора Абая в наше время известно всему миру. Стихи и песни, философские воззрения, слова и мысли его находят отклик в сердцах людей своею человечностью, любовью, глубиной.

Колониальная политика тогдашней России была направлена на подавление, раздробление покоренных народов, на то, чтобы держать их в темноте и невежестве. В стихах Абая звучит тревога за судьбу, будущее своего народа.

Время – пряди тумана вдоль гребней гор.

Ты с надеждой глядишь в туманный простор,

Ты следишь за потоком безликих дней,

Вечной сменою их утомляя взор.

В творениях Абая явно прослеживается мечта поэта увидеть свой народ просвещенной, развитой и независимой нацией.

Великий Абай не застал зарю независимости, но его потомки строят сегодня свое суверенное государство.

Произведения Абая вдохновляют молодое поколение казахов на служение своему народу, поддерживают в нем стремление к просвещению, знаниям, к развитию наций через культуру. Они всегда актуальны. Жизнь Абая, «…который боролся с тысячами один», – пример непреклонного поиска правды и справедливости для потомков.

Абай, утверждая, что «поэзия – властитель языка…», сам был повелителем поэзии, «сыном не только отца, своего народа, но и всего человечества».

Источник: Майтанов, Б. Абай : история, личность, время. – Алматы : Аруна, 2004. – 92 с. : ил. – (Знаменитые люди Востока). –  ISBN 9965-26-012-5. – Текст : непосредственный.

Литературное наследие Абая

Литературное наследие Абая, заключающееся в стихах, поэмах, переводах и беседах с читателем («Қара-сөз», названное им «Гаклия»), в последнем издании составляет два объемистых тома. Эти труды – драгоценный результат многолетних дум, волнений и благородных душевных порывов поэта – представляются теперь, в историческом аспекте, синтезом духовной культуры казахского народа.

Глубоко общаясь с поэтическим наследием родного народа, запечатленным в устных и письменных памятниках прошлого, Абай сумел прильнуть к этому животворному источнику и обогатить им свою поэзию. Благотворное влияние оказала на поэзию Абая и малознакомая в то время казахскому народу классическая поэзия других восточных народов – таджикская, азербайджанская, узбекская. На той стадии развития казахской литературы, в которой застал ее Абай, обращение к классикам этих народов еще было для нее в значительной мере не взглядом в прошлое, а расширением кругозора в настоящем. Но фактом самого большого, можно сказать, огромного значения, залогом будущего расцвета казахской культуры и надежным путеводителем для казахского народа на его историческом пути было обращение Абая к русской (а через нее и ко всей европейской) культуре, главным образом к наследию великих русских классиков, до него совершенно неизвестных казахскому народу.

Исключительно самобытный и сильный ум Абая органически впитывал новые культуры, производя в них критический отбор. Яркая индивидуальность Абая-художника лишь росла и расцветала от этих усвоенных им ценностей.

Обращаясь к культурам, не освоенным еще казахским народом, Абай обогащался не только новыми средствами художественной выразительности; он обогатил свой духовный мир новыми идеями. Подобно Пушкину, Абай в самой сущности своего идейного и творческого богатства интернационален именно потому, что он ярко национален и народен.

Большая часть стихов Абая, относящихся к восьмидесятым годам, посвящена своеобразному укладу и быту казахского аула и судьбе современного ему казахского общества. Вместе с тем поэт производит глубокий художественно-критический пересмотр всех духовных ценностей своего народа и провозглашает свою новую поэтическую программу.

В этих произведениях Абай близко соприкасается с народным наследием. Но именно здесь мы особенно ясно видим, чем отличается его поэзия от народного творчества. Ни одна абаевская строчка не воспроизводит речевой и поэтический строй народного творчества в канонизированном, традиционном виде. Абай углубил образную систему и стилистические приемы устного творчества, обогатил словарь, наполнил поэзию новыми мыслями и чувствами. Новые идеи, новые порывы духа запечатлены в его стихах, и прежде всего в них резко сказалось непримиримое отношение поэта к общественному укладу тогдашнего аула с его архаическими пережитками, с развращенными нравами феодальных верхов, с его мракобесием, раздорами, бедственным и безысходным положением простого народа. В огромном количестве стихов (начиная с «Жизнь уходит», «О казахи мои», «Кулембаю», «Кожекбаю») Абай осуждает невежество, сутяжничество, взяточничество, паразитизм, духовную нищету вершителей судеб казахского народа. Впервые в казахской литературе так отчетливо и на такой моральной высоте высказано новое отношение к семье, к родительскому долгу, к воспитанию молодого поколения и, главное, к женщине.

Безотрадная доля восточной женщины, изображенная в народных поэмах и бытовых песнях, приобретает в творчестве Абая новый смысл. В своей поэзии Абай раскрывает самую душу женщины, о которой так мало было рассказано в прежних поэмах и песнях, отражавших главным образом внешнюю сторону женской судьбы. Абай показывает, как трогательна и глубока любовь женщины, когда она сама выбирает себе возлюбленного, как сильна и непоколебима ее воля в борьбе за вырванное с таким трудом счастье. Абай воспевает казахскую женщину и мать как опору семьи. Он воспевает готовность ее к самопожертвованию, мудрость и стойкость ее в преданной дружбе, цельность ее прекрасной и верной души. Страстно отрицая многоженство и порабощение, Абай в своих стихах борется за равноправие женщины в обществе.

Абай воспевает деятельную волю, любовь к труду, разум как необходимые качества жизнеспособного человека.

Он разрушает каноны господствовавшей до него дидактической, наставительной поэзии. Абай провозглашает высшей целью, призванием новой поэзии – служение народу, любовь к тому новому, что поможет преобразовать общество.

Призыв к просвещению выражен у Абая не в сухой проповеди. Вся поэзия Абая, вся прелесть его гибкого, свежего стиха, его полных жизни образов выводила казахское общество из оцепенелости устарелых идей и чувств, бросала вызов схоластике и фанатизму мусульманских медресе, державших в плену умы и сердца людей из аульных масс.

Абай оригинален и в своем общении с восточной поэзией, со всей прошлой и современной ему культурой Ближнего Востока. Он знал в подлинниках (частично в переводе на чагатайский язык) весь арабо-иранский религиозно-героический эпос, знал и классиков Востока – Фирдоуси, Низами, Саади, Хафиза, Навои, Физули. В молодости он и сам подражал этим поэтам, впервые введя в казахский стих размер «гаруз» и множество арабо-персидских слов, заимствованных из поэтической лексики этих классиков. Впоследствии, найдя для себя в народном творчестве еще более жизненные основы искусства, Абай более всего ценил из восточной литературы народные творения – «Тысячу и одну ночь», персидские и тюркские народные сказки и народный эпос. В его пересказах стали популярными в степи поэмы «Шах-наме», «Лейли и Меджнун», «Кер-Оглы».

Абай изучал историю ближневосточной культуры и знал исторические труды Табари, Рубгузи, Рашид Эдцина Бабура, Абулгази-Багадур-Хана и других, знал также основы логики и мусульманского права в толковании ученых-богословов Востока. Не только древняя история, но и современная культура Ближнего Востока были хорошо известны Абаю. Он был знаком и с трудами первых татарских просветителей.

В противоположность направлению панисламизма и пантюркизма, Абай решительно проповедовал и сам осуществлял культурный прогресс своего народа через приобщение к великой культуре народа русского, — в этом он был последователен и упорен до самого конца своей жизни.

Сам Абай выработал в себе удивительно смелую независимость духа, необыкновенную широту взглядов. Он был истинным борцом за просвещение, основанное на мирном сотрудничестве всех народов, без различия национальности и религиозных убеждений.

В поэтическом наследии Абая, в песнях любви, в лирических раздумьях, в философско-моралистической поэме «Масгуд» видно несомненное влияние восточных классиков. Однако он наследует лишь те их достижения, которые и в их время были устремлены в будущее и несли в себе возможность развития, превращения в нечто новое. Реализм идейно-художественного содержания, правдивость чувств, глубоко проникновенное ощущение жизни, конкретное, «земное» осознание мира и человеческих отношений у Абая бесспорно оригинальны и независимы от тех сторон традиционной восточной поэзии, которые давно выродились в рутину и не могли вместить новую жизнь и новые стремления.

Абай прошел длительный путь самообразования. Начав с Пушкина, Лермонтова, Крылова, он изучал и литературу шестидесятых — восьмидесятых годов, причем полюбил не только поэтов, но и великих прозаиков — Льва Толстого, Салтыкова-Щедрина. По русским переводам Абай узнал Гете, Байрона и других западноевропейских классиков. По русским переводам он был знаком и с античной литературой. Его друзья свидетельствуют, что Абай интересовался и западной философией (известно, например, что он читал Спинозу и Спенсера, расспрашивал о Дарвине).

Творческий подход Абая к русской классике отличался новыми чертами в каждую новую пору его деятельности. Порой, переводя Крылова, Абай изменял мораль басен, перерабатывал их заключительные строки в другие сентенции, применительно к представлениям и понятиям казахов. Но «Кинжал», «Выхожу один я на дорогу», «Дары Терека», «Парус», отрывки из «Демона» до сих пор остаются непревзойденными по точности и мастерству среди переводов Лермонтова на казахский язык.

Совсем особое отношение было у Абая к Пушкину. Переведенные им отрывки из «Евгения Онегина» — это скорее не перевод, а вдохновенный пересказ пушкинского романа. При этом Абай следовал узаконенной в восточной поэзии древней традиции «назира», в силу которой поэт по-новому раскрывает сюжет и темы своих предшественников. Так, мы знаем перепевы сюжетов «Лейли и Меджнун», «Фархад и Ширин» и поэм об Александре Македонском (Искандере) у поэтов таджикской, азербайджанской и узбекской старины. Сам Абай воспевал в одной своей поэме Александра (Искандера) и Аристотеля в плане такого перепева, следуя в этом примеру азербайджанского классика Низами и узбекского Навои. Манеру вольного поэтического пересказа великого наследия прошлого Абай применил и к «Евгению Онегину». Пораженный правдивостью и высокой поэтичностью образов Татьяны и Онегина, Абай пересказал их историю, подчеркнув ценность великой и цельной любви и приблизив эту любовь к представлениям казахской молодежи. «Евгений Онегин» в абаевской версии принял форму эпистолярного романа. Сочинив мелодии к письму Татьяны и любовному объяснению Онегина, Абай ввел их в репертуар акынов, и эти имена стали популярными настолько, что порой их словами начинались любовные послания и объяснения самой степной молодежи.

Переводческая работа Абая имела огромное значение для развития казахской литературы; однако она далеко не исчерпывает его связь с русской литературой. Самое глубокое влияние этой культуры и художественных традиций надо искать в собственном творчестве Абая. Так, например, Пушкина Абай переводил реже, чем других русских классиков, но общение с великим русским поэтом глубоко и ярко сказывалось в собственном его творчестве: очень много пушкинских черт и в его лирических раздумьях, и в описаниях природы с пушкинским реалистическим пейзажем, и в проникновенном понимании любящего женского сердца, и в человечном звучании социальных мотивов. Только глубокая внутренняя связь с пушкинской и мировой поэтической культурой дала Абаю возможность создать его песни о четырех временах года, его лирические стихи и поэтические размышления, его стихи о назначении поэта, его поэму об Александре Македонском и Аристотеле.

Абай не писал художественной прозы, но в своих сатирических стихах, с убийственной меткостью осмеивающих управителей, чиновников, биев (судей), аткаминеров (родовых старейшин), он и художественно близок к Салтыкову-Щедрину. В одном из своих обращений к учащимся Абай указывает им на Салтыкова-Щедрина как писателя, у которого они научатся понимать истинный облик насильников над народом.

Источник: Ауэзов, М. Абай – великий казахский поэт / Мухтар Ауэзов. – Текст : электронный // EL.KZ : [сайт]. - Нур-Султан. - 2012. – 4 дек. – URL: http://el.kz/news/archive/content-3930/?sphrase_id=1735 (дата обращения: 10.08.2020).

«Слова назидания»

«Слова назидания» Абая – это школа человечества.

Фатхулло Азизов (публицист, абаевед)

a6«Слова назидания» (или «Книга слов») – фундаментальное произведение Абая Кунанбаева, которое состоит из 45 кратких притч и философских трактатов.

Абай написал «Слова назидания» на склоне лет, уже познав искушения власти и тяготы земных дел, признание народа и потерю близких. Они распространялись путём их включения в каждую новую рукописную книгу. Некоторые из «Назиданий» были впервые опубликованы уже после смерти акына (1904 год) на страницах журнала «Абай» в 1918 году.

Многие умозаключения и поучительные выводы из книги актуальны и сегодня, они точно описывают старые, вековечные проблемы народа.

Необычайно одаренный, человек высочайших принципов, Абай – разочарованный результатами своей просветительской миссии – в своих размышлениях о разумности и целесообразности Сущего приходит к умозаключениям, которые во многом отличаются от традиционного понимания.

Современному, просвещенному читателю будет в высшей степени полезно и интересно познакомиться с этим произведением.

Предлагаем вашему вниманию фрагмент «Слов назидания» – «Слово Первое».

«Слово Первое: немой глухому»

a7Хорошо я жил или плохо, а пройдено немало: в борьбе и ссорах, судах и спорах, страданиях и тревогах дошел до преклонных лет, выбившись из сил, пресытившись всем, обнаружил бренность и бесплодность своих деяний, убедился в унизительности своего бытия. Чем теперь заняться, как прожить оставшуюся жизнь? Озадачивает то, что не нахожу ответа на свой вопрос.

Править народом? Нет, народ неуправляем. Пусть этот груз взвалит на себя тот, кто пожелает обрести неисцелимый недуг, или пылкий юноша с неостывшим сердцем. А меня сохрани Аллах от непосильного бремени.

Умножать ли стада? Нет, не стоит заниматься этим. Пусть дети растят скот, коль им надобно. Не стану омрачать остатки дней своих, ухаживая за скотом на радость проходимцам, ворам и попрошайкам.

Заняться наукой? Как постичь науку, когда не с кем словом умным перемолвиться? Кому передать накопленные знания, у кого спросить то, чего не знаешь? Какая польза от того, что будешь сидеть в безлюдной степи, разложив холсты, с аршином в руке? Знания оборачиваются горечью, приносящей преждевременную старость, когда нет рядом человека, с кем можно поделиться радостью и печалью.

a8А может, посвятить себя богослужению? Боюсь, не получится. Это занятие требует полного покоя и умиротворения. Ни в душе, ни в жизни не ведаю покоя, уж какое благочестие среди этих людей, в этом краю!

Воспитывать детей? И это мне не под силу. Воспитывал бы, да не ведаю, как и чему учить? Какому делу, с какой целью учить, для какого народа воспитывать их? Как наставить, куда направить, когда сам не вижу, где бы дети могли приложить свои знания? И здесь не нашел я себе применения.

Наконец решил: бумага и чернила станут отныне моим утешением, буду записывать свои мысли. Если кто найдет в них нужное для себя слово, пусть перепишет или запомнит. Окажутся не нужными мои слова людям — останутся при мне.

И нет у меня теперь иных забот.

Музыкальное наследие Абая

Но, песнь заслыша, постичь сумей:

Мудрость ли дышит, иль глупость в ней?

Вздорная песня лишь ранит слух,

Мудрой упьешься – и стал мудрей.

Абай Кунанбаев

a10Абай Кунанбаев известен и как композитор-мелодист. Свыше двадцати его мелодий, близких русской и украинской песне, бытуют в Казахстане. Письмо пушкинской Татьяны в переводе Абая и в сопровождении его мелодии уже более века украшает национальный казахский песенный репертуар. Музыкальное наследие Абая использовано советскими композиторами при создании симфонических поэм (А. X. Жубанов, Е. Г. Брусиловский), оперы «Абай» (А. Жубанов и Л. Хамиди) и др.

Музыкальное наследие Абая Кунанбаева занимает особое место в истории казахского национального искусства. Музыкальный дар Абая взращен на глубоко народной основе и нашел свое отражение в мелодичных лирических песнях, выражающих мироощущение поэта, его душевный настрой. Песни Абая «Козимнин карасы», «Не издейсин конилим», «Айтым салем, Каламкас», «Татьянанын хаты» и другие ввели в народное песенное творчество новые мелодические ритмы, новые принципы использования художественно-выразительных средств родного языка.

Абай не разъезжал, как большинство казахских народных композиторов, с домброй по аулам. Но многогранное творчество основоположника казахской письменной литературы сыграло огромную роль и в музыкальном развитии своего народа. Песни Абая, как и произведения других народных композиторов, дошли до нас не в нотной записи, а в исполнении множества самых разнообразных певцов, которые, несомненно, внесли в них немало изменений. Большое количество вариантов этих песен является интересным материалом для историка музыки, для музыковеда.

Специального музыкального образования Абай не имел, нотной грамоты не знал. Сочиняя свои песни, он мог надеяться только на личные музыкальные способности, на свой голос и древнюю домбру.

Однако к сочинению песен, к музыке Абай пришел иным путем. Вдохновленный русской демократической мыслью и литературой, Абай заложил основы казахской реалистической поэзии. Он расширил ее тематику, обогатил образную систему, создал новые формы, придал ей гражданский характер. Вся эта новизна, введенная Абаем в поэзию, несомненно, отразилась на его композиторской деятельности. И поэтому форма, мелодика, ритмика абаевских песен сильно отличаются от песен других народных композиторов. Мелодия Абая соответствовала какому-нибудь одному, определенному стихотворению.

До Абая наиболее распространенной формой стихосложения явился одиннадцатистопный размер. Музыка большинства композиторов той поры подходила ко многим текстам. Песни Абая лишены такой «свободы». Такое соответствие, неразрывное единство текста и музыки, слов и мелодии мы впервые встречаем у Абая. Для его песен характерна устойчивость текста. Это было новым явлением в песенном творчестве. К музыке, к песням Абай пришел от поэзии, от текста.

a11Абай был глубоким знатоком казахского народного творчества. Прекрасно знал он и казахские песни и кюи. Он высоко ценил песни акынов – Биржана, Ахана-серэ и Жаяу Мусы. Музыкальный дар Абая был взращен на глубоко народной основе. Он не мог пройти мимо многовекового опыта казахских народных композиторов. Музыкальная интонация казахской песни слышится во всех его песнях. Особенно заметно это в первых его песнях – «Птица души устремляется ввысь» и «Видел я, как рухнула береза». Они сочинены в традиции песенного творчества композиторов северной части Казахстана. Конечно, элементы своеобразия имеются уже и в этих песнях. Например, Абай не расчленяет музыкальной фразы, не тянет какой-либо ноты в середине музыкального предложения, как это часто делали многие народные композиторы. Видимо, это объясняется тем, что Абай ставил на первый план слова, текст песен. Но и при этом он не выходит за пределы интонации казахской музыки. Ведь речитативное пение существовало и до Абая. Речитативность – свойство многих казахских песен. Одним словом, в своей музыке Абай был глубоко народен, национален. Он всегда оставался в пределах интонационной сферы казахской песни.

В отличие от многих казахских певцов и композиторов Абай был неплохо знаком с русской народной музыкой, с демократическими песнями и с городскими романсами. В Семипалатинске ему приходилось не раз слышать романсы Глинки, Рубинштейна и других русских композиторов. В те годы демократическая, гражданская лирика, песни, романсы имели широкое распространение в прогрессивной среде русской интеллигенции. И, надо полагать, русские друзья имели на Абая и «чисто» музыкальное влияние. К Абаю в аул часто приезжали русские ссыльные, и не может быть, чтобы они не пели русских песен, не говорили о музыке.

Благодаря своим друзьям Абай имел представление о мотивах русских народных песен. К тому же и сын Абая Абдрахман, учившийся в Петербурге, приезжая летом на каникулы в аул, знакомил своего отца с лучшими образцами европейской и русской музыки. В степи скрывались многие беглые татары. На своих «тальянках», скрипках, мандолинах они исполняли русские и татарские песни. В ауле Абая впервые на казахскую домбру натянули струны мандолины. Все это оставило свой след в музыкальном творчестве Абая. Во многих его песнях можно найти элементы подражания русской и украинской народной песне, ряд характерных черт, типичных для русского бытового романса второй половины XIX века, черты русской песни.

Все эти поиски привели Абая к созданию новых форм и ритмики, обогатили словесно музыкальные средства казахской песни. Особо надо сказать о музыкальном окружении Абая. Скрипач Муха, музыкально одаренные сыновья поэта, Абдрахман и Акылбай, певец Алмаганбет и певица, любимая жена поэта, Айгерим, постоянно находились возле Абая, принимали самое деятельное участие в его музыкальном творчестве. Они пели и русские, и казахские песни, тонко понимали музыку, играли не только на домбре, но и на скрипке, мандолине, гармони. Они жадно тянулись к знаниям, радовались всему новому, увлекались литературой, поэзией, искусством, по мере своих сил и способностей помогали своему наставнику Абаю в его литературных и музыкальных исканиях. Они как бы сотрудничали в большой «лаборатории» Абая.

Известно, что Абай не обладал таким сильным, широким голосом, как, например, акыны Мухит или Жарылгап. Он не сочинял своих песен за фортепьяно, как многие современные композиторы, и, следовательно, не мог восполнять ограниченные возможности своего голоса музыкальным аккомпанементом.

В создании песен он мог надеяться только на свой собственный голос. Обычно народные композиторы счастливо сочетали в себе дар и поэта, и автора музыки, и исполнителя. В этом смысле и Абай не был исключением. И все же у него было одно преимущество. Песни Абая, исполненные «авторским» голосом, подхватывали его друзья – певцы Акылбай, Алмаганбет, Айгерим, и уже в их артистическом исполнении, в их интерпретации, «обработке», песня шла в народ, в степь. Таким образом, почти каждая песня проходила через творческую, профессиональную «лабораторию». Друзья Абая не просто воспроизводили мелодию и копировали манеру исполнения композитора. Они в какой-то степени «дорабатывали» песни, улучшали, украшали их.

Все эти обстоятельства и определили своеобразный путь Абая в музыке. Горстка людей, небольшая группа талантливых певцов и музыкантов, собравшихся вокруг Абая, сыграла значительную роль в духовном развитии своего народа. Эти люди явились распространителями, пропагандистами передовых идей в искусстве. В истории культуры известны случаи, когда вот такие небольшие группы людей, объединенные одной целью, совершали великие дела.

a12Нельзя сказать, что песни Абая сразу же всем полюбились, что их распевали во всех аулах. Отнюдь нет. Новое всегда с трудом прокладывает себе дорогу. Многие не понимали песен Абая. Слишком непривычна для слуха была его музыка. Но молодежь сразу же подхватила их. Вскоре мелодии Абая вошли в репертуар многих певцов и музыкантов. Поэзия Абая пленила слушателей, а благодаря музыке стихи его получили еще большую популярность. И если вначале песни Абая пели лишь его приближенные и отдельные поклонники, то через некоторое время их запели во всех уголках необъятного Казахстана.

Русские путешественники, ученые и офицеры, приезжавшие в казахские степи уже в прошлом веке, писали об огромной популярности среди казахов песен Абая. Конечно, в мрачную эпоху феодализма не могло быть и речи о той популярности, о какой мечтал Абай. Абай горько сожалел, что его не понимают. Как и поэзия, казахская музыка была скована многовековыми бытовыми традициями. Народ привык к однообразному ритму, к канонической форме, к определенному размеру и строю своих песен. Поэты признавали лишь два стихотворных размера – одиннадцатисложные и семи-восьмисложные стихи.

Абай писал:

Только пенью не всякому сила дана,

И бывает, что музыка чувств лишена.

Где то сердце, чтоб, слушая страстный напев,

Волновалось, ему отвечая сполна?

В этих стихах слышится не только досада, вызванная ограниченностью слушателя и певцов, в них чувствуется и суровая требовательность автора к себе. Абай не поклонник пустых, развлекательных полевок. Он считает, что каждая песня должна нести идейно-художественную нагрузку. Он ищет новые формы. Он хочет, чтобы форма соответствовала содержанию. Прежние литературные и музыкальные «колодки» не годятся для его произведений. В трудных, сложных условиях приходилось Абаю отстаивать свои позиции.

Поэт смотрел вперед, надеялся, что в будущем его поймут и оценят. Надежды Абая оправдались: еще при жизни песни его пришли к народу. Конечно, поэт не думал, что они со временем станут гимном дружбы и братства двух народов – русского и казахского. Действительность превзошла все его ожидания. Песни Абая стали непреходящей духовной ценностью народа.

Песни Абая звучат всюду: они стали поистине всенародными, душой и плотью казахского народа. Широко известны следующие песни Абая: «Сегиз-аяк» («Восьмистишие»), «Бойы булган» («Хвастун»), «Что ты делаешь со мной?», «Унижена моя душа», «Привет тебе, тонкобровая», «Письмо Онегина», «Предсмертная исповедь Онегина», «Пусть моя душа другим насытится», «Видел я, как рухнула береза», «Темной ночью горы, дремля...», «Птица души устремляется ввысь», «Луна в безветренную ночь», «Вот настала осень жизни», «Ты зрачок моих глаз», «Письмо Татьяны», «Утешение отцу и матери», «Серые тучи», «Не мог любоваться – взмолился», «Один другого превзошел», «Плоть жива, душа погибла» и другие. Каждая из этих песен имеет несколько вариантов.

a13Песни Абая исполняются на концертах в фортепьянном сопровождении. Большое место занимают они и в творчестве казахстанских композиторов. Они звучат в хорах, оркестрах, в ансамблях и операх. Каждый композитор по-разному пользуется музыкальным наследием Абая. Одни, словно цитату, целиком вставляют песню поэта в свои произведения, другие же по мере своих способностей и понимания «обрабатывают» и «перерабатывают» их.

Абай не только писал песни. Он много думал, размышлял о природе и формах песен, о музыке и ее назначении, о роли песни и кюя в жизни человека. Им высказано много глубоко философских суждений о музыке. Он говорил, что песня всю жизнь сопровождает человека. Радостные, веселые песни поются, когда рождается человек, а когда он умирает, звучат скорбные, печальные песни.

Двери в мир открыла песня для тебя.

Песня провожала в землю прах, скорбя.

Или:

Родился младенец – пир, шильдехана,

И ночами песня звонкая слышна.

Если умер близкий – скорбен человек,

Сердце злой утратой ранено навек.

Почему ж он в песню облекает боль,

Жемчуг слез роняя с увлажненных век?

Радость и горе, жизнь и смерть, молодость и старость – все песня, все находит отражение в песне. Песня полна тайн. Песня всесильна. Она ликует, зовет, веселит, утешает. Нет жизни без песни.

Кнаменде поют, там, бет-ашар, жар-жар.

Не цвести без песни радости земной!

Музыка – отражение объективной действительности. Она отражает, оттеняет движения человеческой Души. Песнь летит и рождает порывы в сердцах. Песня задевает струны сердца, волнует, будоражит. Человек воспринимает музыку через чувства сердцем. «Головная» музыка мертва, она не греет, не волнует. Волнует, трогает только та песня, что написана от всего сердца. Музыка «проникает» в сердце, в душу, а потом уже заставляет думать.

Коль певец многообразной думой богат,

Песня – тень от пленительной думы такой.

Музыка – отблеск чувства, настроения, жизни. Надо уметь ее слушать. Надо вникать в нее глазами мысли. Так рассуждает Абай.

Но вслушайся в песню да вникни в суть, –

Жизнь вновь, как заря, как ручья хрусталь.

Роль Абая, как композитора, ограничивалась не только тем, что он своим «авторским» голосом напевал свои песни; он ставил определенные требования и своим исполнителям; воспитал мастерство, вкус у своих друзей-исполнителей, создал определенные исполнительские традиции. Мысли, наставления Абая не потеряли своего значения до сих пор. Абай был передовым человеком своего времени.

a14Он понимал великое назначение искусства, понимал его общественную и воспитательную роль. «Я не пишу стихов для забавы», – с гордостью заявлял он. Как никто другой до него, он знал, что песня – острое, действенное оружие в духовном развитии народа. Он глубоко изучал традиции казахского песенного творчества и в этих традициях писал свои песни. Он не призывал ради формы, ради новизны, оригинальности в музыке ломать многовековые традиции. К новым формам в поэзии Абай пришел от классического одиннадцатисложного стиха. И в своих песнях Абай следовал за Биржаном, за Аханом-серэ и другими композиторами, но следовал не слепо, а творчески. Он «скрестил» казахскую традиционную форму с лучшими образцами русских и украинских народных песен, с русским бытовым романсом. От такого «сплава» казахская песня только выиграла, стала богаче, краше по форме, содержанию, мелодичности. Песни Абая – это органический сплав двух музыкальных тенденций, двух источников, они родились на стыке двух музыкальных культур. Это не искусственный «гибрид», а глубоко национальные – по духу, по всему складу – казахские произведения.

Правда, некоторые песни Абая, по-видимому, сочинены под непосредственным влиянием русской песни или романса. Так, например, песня «Я видел, как рухнула береза» по своей музыке созвучна с романсом Рубинштейна. Русская музыка оказала благотворное влияние на Абая, и то, что он смело ввел в свои песни элементы бытового романса и русских народных песен, было большим прогрессивным явлением. Благодаря Абаю в казахской степи запела пушкинская Татьяна. Народ принял эти песни, принял не сразу, друзьям Абая пришлось потрудиться, но вскоре абаевские песни зазвучали по всей степи.

У Абая встречаются песни, исполнение которых оказывается не под силу человеческому голосу. Каким бы широким диапазоном не владел певец, он не может взять некоторые низкие и высокие ноты отдельных его песен. Сам же Абай также не обладал таким голосом. Видимо, эти песни родились с помощью инструментов. Мандолина, скрипка, гармонь не были редкостями в казахской степи тех лет. Эти инструменты были известны и в ауле Абая.

Вполне возможно, что песни, недоступные по своему диапазону для человеческого голоса, были созданы на инструментах. Это естественно. Это может быть песня, сочиненная для инструмента.

Песни Абая написаны не иллюстратором, а композитором. Они отличаются большими музыкальными достоинствами и сыграли большую роль в развитии музыкальной культуры казахского народа. В его устах они обрели бессмертие.

Источник: Жубанов, А. Песни Абая. Туры по культурному наследию казахских исполнителей песен / Ахмет Жубанов. – Текст : электронный // Silk Road Adventures : [сайт]. – URL:  http://www.silkadv.com/ru/node/903 (дата обращения: 10.08.2020).

a9

 

mkrf2

mkso