Виртуальная информационная программа «Народы Среднего Урала: удмурты»

ud9Удмурты — один из этносов финно-угорской языковой группы. Их этническая территория входит в Урало-Поволжскую историко-этнографическую область, находящуюся на стыке Европы и Азии, лесного севера и степного юга. Здесь удмурты живут по соседству с тюркоязычными татарами, башкирами, чувашами, финноязычными марийцами, мордвой и славяноязычными русскими. Специфика географического положения обусловила характерное сочетание этнокультурных компонентов разного исторического происхождения. Бытовой уклад и культура удмуртского народа формировались в сложных условиях постоянного взаимодействия культур различных по происхождению этносов.


Историческая справка
Семейно-бытовые традиции и обряды
Традиционные блюда и напитки
Традиции удмуртского народа, связанные с праздниками
Национальный костюм
Традиционные ремесла
Современное положение

Историческая справка

Удмурты, утморт (самоназв. — укморт) — вотяки, народ в Российской Федерации; коренной государствообразующий и титульный народ Республики Удмуртия (столица — г. Ижевск). Часть удмуртов проживает в Кировской, Пермской, Свердловской областях.

Относятся к уральской переходной расе, в которой сочетаются европеоидные и монголоидные типы. Говорят на удмуртском языке. Удмуртский язык относится к пермской группе финно-угорских языков и включает 2 наречия. Письменность основана на русской графике, пополненной пятью буквами, отражающими фонетическую специфику удмуртского языка. Распространены также русский и татарский языки. Верующие — православные.

Первые буквари, словари, переводы текстов религиозного содержания и произведения удмуртского фольклора стали публиковаться в конце XIX — начале XX века. В советские годы в связи с внедрением преподавания в школах на родном языке письменность стала развиваться более интенсивно: издавалось большое количество учебной литературы, нормативных грамматик и словарей, оригинальных произведений удмуртских писателей; переводилась русская классика, выпускались периодические издания.

Проблема происхождения этнонима «удмурт» еще не совсем решена. Раскрыта этимология лишь форманта «мурт», что в переводе с индоиранского означает «муж «мужчина», «человек». Татары называют удмуртов этнонимом «ар» (ед. число), «арлар» (мн. число). Под этим же именем (арян, аров, арских людей), а также чуди отяцкой, отяков, вотяков (возможно, от гидронима Вятка) они выступают в русских письменных памятниках XIV—XVI веков. В 1489 году северные удмурты вошли в состав Русского централизованного государства. Южные удмурты испытали татарское влияние, так как до 1552 года находились в составе Казанского ханства. К 1558 году удмурты полностью вошли в состав Русского государства. В XVI—XVIII веках были обращены в православную веру.

В составе удмуртского этноса выделяются три субэтноса — ватка, калмез и бесермяне. Основой этногенеза удмуртов послужили аборигенные финно-угорские племена Волго-Камья с включением иноэтнических образований (индоиранских, тюркских, славянских и др.). Удмуртские крестьяне в царской России входили в разряд государственных. В 1920 году была образована Вотская (с 1932 года Удмуртская) автономная область, с 1934 года — Удмуртская АССР, с 1991 года — Удмуртская Республика.

Удмуртия — индустриально-аграрная республика. Ее предприятия выпускают известные в стране и за рубежом изделия с маркой «Иж», оборудование для разведки и добычи нефти, радиоаппаратуру, спортивное и охотничье оружие, автоматы Калашникова. В республике развиты черная металлургия, деревообрабатывающая промышленность.

Основные занятия удмуртов — пашенное земледелие (рожь, овёс, ячмень, гречиха, горох, полба, лён) и животноводство. Охота, рыболовство, пчеловодство, собирательство, огородничество носили второстепенный характер. Удмуртские деревни располагались по берегам рек. Жилище представляет собой срубную избу с двускатной крышей, холодными сенями, глинобитной русской печью, лавками вдоль стен, нарами и полатями с деревянным изголовьем. Из надворных построек, расположенных вместе с домом П-образно, обязательны амбар (место хранения семейного имущества) и летнее жилище (куала), в прошлом культовое сооружение, обиталище семейно-родового покровителя (воршуда). В настоящее время оно используется вместо летней кухни. В убранстве жилища много декоративных тканых изделий.

ud1В ud2традиционной одежде два варианта: северный трёхцветный (белый, красный, чёрный цвета) и южный многоцветный. Традиционная женская одежда — туникообразная рубаха с оборками, одежда типа халата, передник, высокий конусовидный головной убор с накидкой, узорные вязаные чулки, носки; обувь — лапти, башмаки, валенки. Верхняя одежда — суконный кафтан, овчинная шуба. Украшения — вышитый нагрудник из монет, налобные повязки, браслеты, перстни. Мужской костюм состоял из штанов и рубахи-косоворотки, подпоясанной тканым поясом, валяной шляпы, лаптей с онучами.
Основу питания в прошлом составляли растительные продукты. Праздничной едой были пельмени, рыбники, пироги с начинкой из грибов, ягод, овощей, а также мясо, масло, молочные каши, супы, блюда из яиц, мёд.

Традиционная свадьба у удмуртов состоит из пира в доме жениха, возвращения невесты в родительский дом и пира в доме невесты, после которого молодая переселяется в дом мужа. Обряды сопровождаются музыкой и пением. Удмурты нередко имели два имени — языческое, или «банное», данное при наречении бабкой-повитухой, и христианское, полученное при крещении.

Ведущее место в прикладном искусстве занимают вышивка и узорное ткачество, узорное вязание, резьба по дереву, плетение, тиснение по бересте.

Семейно-бытовые традиции и обряды

Главным жизненным циклам человека всегда сопутствовали соответствующие переходные обряды, одним из которых является свадьба. Удмуртская свадьба конца XIX — начала XX веков представляла собой сложный комплекс обрядовых церемоний, состоящих из большого количества разнохарактерных компонентов — ритуальных действий символического, магического, игрового характера, а также элементов материальной культуры, словесного и музыкального фольклора. Временные рамки исполнения обряда растягивались на несколько месяцев, иногда до года. Основными слагаемыми удмуртской свадьбы являются сватовство, сговор, пиры в доме невесты и жениха, послесвадебные обряды, включающие испытания молодых, их поездки за приданым и подарками к родителям невесты, взаимные визиты родителей молодых.

ud3
С. Н. Виноградов. Удмуртская свадьба

Формы заключения браков в традиционной свадьбе были различны. В основном удмурты совершали браки со сватовством. Браки умыканием существовали и продолжают существовать на периферии республики.

Начинался свадебный ритуал со сватовства (ныл куран, ныл юан). Повсеместно перед тем, как пойти свататься, старались узнать через сваху (дэмчи) или родственников информацию о девушке и ее семье. Мнение молодых обычно не учитывалось, за них решали родители.

Сам жених свататься не ездил. Чаще всего родители невесты отказывали сватам в первый раз: чем большее количество раз приходили свататься, тем больше возрастало достоинство девушки.

Следующий этап — сговор (ныл тупан, кельшон, ярашон), основным моментом которого являлись закрепление согласия, достигнутого при сватовстве, и уплата калыма (йырдун) за невесту. Отец жениха втыкал серебряную монету в масло, и девушка считалась просватанной. На сговоре же обсуждалось количество гостей, состав приданого. Могли обговаривать порядок и сроки проведения свадебных пиров.

В случае увоза невесты до свадьбы на следующее утро в доме жениха проводили обряд купания. На обряд приглашали родственников жениха.

После этого в назначенный день приезжал свадебный поезд со стороны невесты, и устраивался свадебный пир в доме жениха (ярашон, бöрысь, келись).

За три дня до свадьбы в доме родителей (сюан) невеста возвращалась домой. В прежние времена невеста возвращалась на год или несколько месяцев (берен пукон).

В случае, если невеста после сговора оставалась дома, родители жениха сначала ехали в дом невесты, чтобы договариваться о свадьбе (сюан вераськон). Далее проводили пир в доме невесты, а затем — в доме жениха.

ud4
С. Н. Виноградов. Одевание невесты

Жених и его родственники тщательно готовились к отъезду за невестой. В этот день надевали одежду, специально предназначенную для свадьбы. Если не было своей, просили у знакомых или родственников.

Перед свадебным поездом во многих местах закрывали ворота. Чтобы войти, жениху необходимо было заплатить выкуп. Под ворота просовывали лопату и просили, чтобы на нее положили деньги за вход.

После уплаты выкупа свадебный поезд пускали во двор, где его встречали родители невесты. Повсеместно принято встречать с хлебом и маслом, с хлебом и солью, с вином.

На каждой свадебной церемонии присутствовали главные распорядители (тöр). Они были самыми уважаемыми и почитаемыми гостями, поэтому их всегда усаживали первыми, во главе стола и только на подушки. Рядом с ними усаживали ближайших друзей жениха и его родственников. Главный распорядитель свадьбы должен был запевать песню первым, петь без него не начинали.

После исполнения свадебного напева начинается обход дворов родственников невесты, во время которого происходило более близкое знакомство обоих родов (бускеле потон). После обхода родственников главного распорядителя свадьбы увозили домой, остальные возвращались в дом невесты, где снова накрывали на стол.

Перед выходом из дома все кланялись родителям невесты. Родители благословляли молодых, перекрещивая и произнося благопожелания. В ряде мест благословляли только невесту, без жениха. Она вставала на колени, делала низкий поклон, а мать крестила ее со спины.

Далее следовал ритуал прощания невесты с родным домом. Выносили приданое, складывали в повозку. Жених должен был откупить приданое у родственников невесты, чтобы они открыли ворота.

Проехав немного, главные распорядители со стороны жениха проводят черту поперек улицы, символически обозначая таким образом, что невесте с этого времени возвращаться в дом родителей запрещается.

Свадебный поезд в доме жениха встречали с хлебом, маслом, вином. Мать жениха стелила на пол под дверью белую ткань или половик, чтобы молодые не наступали на голый пол. Затем невесту усаживали на подушку в женской половине дома. Родственники подносили ей хлеб с маслом, расплетали косу, заплетали две и укладывали вокруг головы. Мать жениха меняла девичий платок невесты на головное полотенце замужней женщины (чалма), что знаменовало окончание девичества.

Немного перекусив, молодых отправляли спать. Постель, которую привезли вместе с сундуком невесты, застилала крестная мать жениха. После этого гости пили за то, что уложили молодых спать (ныл кöлтон).

Утром следующего дня проводились осмотр приданого и церемония даров. Угощать присутствующих должна была невеста, которая демонстрировала свои хозяйственные способности. Общепринято на второй день в доме жениха проводить символические испытания для невесты и жениха. Проверка невесты заключалась в трех основных заданиях, которые бытовали повсеместно. Во время первого она должна была испечь лепешки из кислого теста (табань), чему всячески препятствовали родственники жениха: закрывали трубу, вымазывали друг друга тестом и т. п.

Невеста должна была угостить их вином, а каждый, кто хотел попробовать невестино блюдо, должен был заплатить за это деньгами. Во время второго испытания невесту заставляли подметать пол (пол ӵужон). В избу заносили солому, кидали деньги. Невеста собирала мусор в одну кучу, а деньги — в другую. Родственники жениха вновь раскидывали их, поэтому в сборе денег невесте помогал жених. Третьим этапом было хождение невесты за водой (ву ваён). Она должна была донести воду до дома, не расплескав ее, что считалось хорошим знаком. Но невесте всячески пытались помешать, поэтому ей приходилось по несколько раз набирать воду в ведра. В ряде мест хождение за водой сопровождалось ряженьем. Чаще всего мужчины наряжались женщинами, женщины — мужчинами, среди ряженых присутствовали образы медведя, солдата, цыганки.

Испытание жениха заключалось в том, чтобы расколоть с одного удара чурку с монетами, которые вбивали заранее.

При прощании с невестой всегда пели песни. Невеста садилась на скамейку, и каждый, кто прощался, брал ее за руку и целовал. После отъезда родственников молодица угощала присутствующих своим вином.

Завершали свадебный цикл послесвадебные обряды. На следующий день после свадебного пира молодые отправлялись в дом родителей невесты. Они также могли посетить тех родственников, к которым не успели зайти в первый день свадьбы.

В северных и срединных районах сразу после свадьбы родители невесты увозили ей прялку (кубо нуон). Осенью в качестве приданого родители невесты посылали ей домашний скот: гуся, овцу, теленка, жеребенка. В пору, когда начинался сенокос, посылали косу и грабли (мажес-кусо нуон).

В первый день сенокоса обязательно проводили обряд купания молодицы (кен пылатон; сялтым). Водой обрызгивали не только невесту, но и всех присутствующих.

Через год после свадьбы родители невесты приглашали дочь с мужем к себе в гости и дарили им зимнюю верхнюю одежду: тулуп, шубу, валенки.

Традиционные блюда и напитки

В удмуртской традиционной кухне обязательными на столе были хлеб и суп; неслучайно яства на удмуртском языке передаются термином шыд-нянь (букв, суп-хлеб). Хлебные изделия по своему составу, способам приготовления, форме и названиям были чрезвычайно многообразны. Готовили их из разных сортов муки: пшеничной, ржаной, овсяной, ячменной, гречневой и гороховой; из пресного, кислого теста. Из высококачественной яровой муки выпекали подарочное печенье (бискыли); существовало выражение «бискыли карыны» то есть преподнести в качестве подарка. Праздничным угощением северных удмуртов был хворост (войын позьтэм).

Самыми распространенными и любимыми из хлебных изделий, по праву можно назвать кислые лепешки (табань). ud8Табань употребляли с разнообразными подливками: топленым маслом, сметаной, слегка подсоленным творогом, мороженым неснятым молоком, предварительно наструганным, а затем взбитым, охлажденным картофельным пюре, толченым конопляным семенем, летом — с ягодами. Табань пекли обычно по утрам в воскресенье, когда вся семья была в сборе или, когда в доме были гости.

 


Блинчики — одно из популярных блюд удмуртов. Их едят с традиционными подливками: топленым маслом, сметаной, медом, ягодами и т. д. Удмуртская кулинария к ним добавила кашу, сваренную, на мясном бульоне и перед едой завернутую в блинчик в виде трубочки (жуко мильым).

Пельмени — самое знаменитое из всех блюд удмуртской национальной кухни. Тесто для пельменей в прошлом делали из ржаной муки с примесью пшеничной, без яиц. Начинка состояла из трех видов мяса: говядины, свинины и баранины с большим количеством лука, но без перца и приправ. В приготовлении пельменей наблюдались локальные различия: северные удмурты для праздничного стола лепили их небольшой величины, южные — довольно большого размера, более напоминающие небольшие пирожки. Пельмени ели с крепким мясным бульоном. Для удмуртской кухни характерно также употребление в качестве начинки для пельменей творога, рыбы, редьки, свежей и квашеной капусты, грибов, крапивы и других трав.

ud5
С. Н. Виноградов. Пельмени

Помимо упомянутых лепешек, — табань — удмуртская традиционная кухня включала пироги и пирожки различной формы и величины (кутэм нянь) из ржаного и пшеничного теста с ud6начинкой внутри и поверх пирога. Пироги стряпали довольно большого размера; прямоугольную форму придавали рыбному пирогу (чорыген нянь) и пирогу с калиной (шуэн нянь). Для рыбного пирога начинка готовилась двумя способами: свежая потрошеная, но с чешуей рыба запекалась целиком без предварительной тепловой обработки и рыба заранее отваривалась до полуготовности, а затем запекалась с добавлением лука. Начинка калинового пирога состояла из запаренного солода с калиной, пирог получался сладковатым на вкус.

Пирожки отличались большим разнообразием начинок. Их готовили из крупы, мяса, ливера, яиц, рыбы, лука, дикорастущих трав, овощей.

У северных удмуртов нередки были шаньги (шаньга) из пресного и кислого теста, начиненные картофельным пюре, пшенной кашей или сметаной.

ud7В удмуртской национальной кухне сладости занимали, пожалуй, самое незначительное место. Продукты для них изыскивались в собственном хозяйстве: брюква, репа, свекла, конопля. Из ячменя и овса готовили солод (чужьем), который применялся для приготовления сусла, которое входило важнейшим компонентом в такие своеобразные удмуртские сладкие блюда как честа и кенэм пöзьтэм.

Непременным атрибутом гостевого стола считался мед, его ели с хлебом маленькими ложечками (чечы пуньы). С медом ели свежие ягоды: малину, землянику и др. Из меда готовили медовый напиток (мусур). Среди удмуртов существовал обычай приглашать на первый мед родственников и соседей.

Праздничными напитками были слабоалкогольные пиво (сур) и самогон (кумышка, аракы), безалкогольный варсь (сусло). Помимо солода для приготовления пива применялся и хмель.

Традиции удмуртского народа, связанные с праздниками

Важную роль в жизни удмуртов наряду с семейными торжествами играют календарно-обрядные праздники, связанные с важными этапами сельскохозяйственных работ (началом и окончанием весенней посевной, сенокоса, уборки хлебов). Обрядное содержание календарных праздников состояло из жертвоприношений, молитвенных и песенных заклинаний (куриськон), различных магических действий, призванные отвести несчастья и неудачи, обеспечить плодородие земли и скота, здоровье членов семьи. После официальной обрядовой части следовала развлекательная: народное гуляние с хороводами, играми, плясками. Весенне-летний цикл (гырыны потон, акашка, гербер, куарсур) был связан с подготовкой и проведением земледельческих работ и нацелен на дружные всходы нового урожая. В основе осенних обрядов (виль жук, сизьыл юон, кутсан быдтон) – благодарение в честь собранного урожая, утверждение дальнейшего благополучия. Новый год удмуртского земледельца начинался весной, с началом нового земледельческого сезона.

Толсур и Вожодыр (Рождество и Святки)

ud9Зимний цикл календарной обрядности удмуртов начинался в дни зимнего солнцестояния, называвшегося вожодыр. В этот период запрещалось работать, особенно строго соблюдался запрет на стирку. Объясняли это тем, что в эти дни по земле гуляют страшные духи (вожо), приносящие человеку беды и несчастья. Под влиянием христианства в быту удмуртов утвердились элементы рождественско-новогоднего праздничного цикла, объединенного традиционным названием вожодыр, которым стали именовать период от рождества до крещения.

Работать можно было только днем и поздно вечером. Обязательным обрядовым блюдом в этот день были пельмени, перепечи, яичные лепешки. Заранее договорившись, со всей деревни в один дом несли по тарелке муки и пекли куарнянь – пресные лепешки. Вечером, освятив их, ели. С 7 января начиналось ряжение – портмаськон, пеноаськон, вожояськон, чокморскон, – продолжавшееся до 19 января. Каждый ряженый должен был наряжаться три дня подряд. Одним из обязательных моментов ряженья было переодевание мужчин в женщин, а женщин в мужчин. Ряженые шли по деревне от верхних домов вниз по течению реки. По улице проходили со страшными криками, воем, ударяли палками по углам домов. Для святочных игр молодежь подыскивала отдельный дом (старый нежилой дом или новый, но еще не заселенный), где можно было бы проводить вечера. Там в эти дни рассказывали сказки, загадывали загадки, разыгрывали комические сценки, пели, плясали.

Вöй нунал (Удмуртская Масленица)

Вöй дыр - последний праздник в зимнем сезоне календарного года («вöй» - масло и «дыр» - время, то «вöй дыр» означает «масленое время»). Март назывался «вöй толэзь». У удмуртов, как и у русских, Масленица проводилась в конце февраля – начале марта в течение недели.

ud10Праздник начинался в нырысети нунал (понедельник) - вöй пырон (встреча Масленицы) и завершался в арня нунал (воскресенье) - вöй келян (проводы Масленицы). По народному обычаю на Масленую неделю пекли блины (мильым), приглашали родню в гости и сами ходили, устраивали гулянья из дома в дом, справляли свадьбы. Молодежь и дети в Масленицу развлекались играми. Самым радостным развлечением для молодежи было катание на разряженных лошадях, запряженных в выездные сани (кошевки), а у детей – катание с пологих гор. А женщины и девушки гадали - много ли женщина напрядет кудели. Старались прокатиться на прялке, чтобы лен вырос высокий.

Наиболее ярким, красочным, наполненным весельем становился последний день Масленицы. Ее проводы носили массовый развлекательный характер. На проводах устраивали ряженье, организовывали гондыртон (медвежью пляску). Мужчина, ряженый медведем, плясал на деревенской площади. Ряженые вожаки медведя совершали и обход домов с медведем. ud11Символика медведя в весенних праздниках и обрядах связывается исследователями с культом солнца. После Масленицы перед Пасхой наступал Великий семинедельный пост, во время которого земледельцы готовились к весенне-полевым работам.

Удмуртские деревни разделялись на две группы. В деревнях первой праздновалось начало масленицы, в деревнях второй — ее проводы.

В цикл весенних обрядов входил также обряд ву келян, йо келян (проводы воды, проводы льда). Как правило, во время ледохода молодежь собиралась на берегу реки, пела, плясала, зажигала на льдинах костры. Начало весенней пахоты и сева сопровождалось обрядом тулыс геры (весенняя соха). Сроки его проведения определялись на сельском сходе. Перед выездом в поле совершалось семейное моление, в поле распахивался небольшой участок земли, на землю стелилась скатерть, снова совершалось моление, после которого начинался первый сев. Вместе с зерном по полю разбрасывались яйца, одно из них закапывалось в землю для Му-Кылчина (Ангела земли), остальные потом съедались.

Весенний и летний периоды народного календаря были более всего наполнены праздниками-молениями, которые проводились обычно после весенних полевых работ и до начала сенокоса. В каждой деревне существовал свой, особый набор молений.

Пасха

Начало обрядов Великого дня приходилось на Вербное воскресенье за неделю до праздника. Именно к этому дню приурочивалось изгнание из деревни злых духов, шайтана, чтобы они не испортили праздник. Молодежь или дети обходили деревню с длинными ивовыми прутьями и колотили в ворота каждого дома, выгоняя злых духов. Следующий цикл обрядов связывался с днем выхода мертвых в четверг перед Великим днем кулон потоп. В среду вечером старший в доме обходил с железными предметами усадьбу, чтобы защитить дом от «злых» умерших – колдунов и ведьм. Внутри дома также все обводили железными предметами и оставляли их на окнах, на пороге, в печи. В 12 часов ночи гадали о благополучии будущего года: выходили во двор и слушали звуки. Ржание коня или мычание коровы предвещало благополучный, урожайный год. Утром в четверг проводились обряды очищения: во дворе усадьбы раскладывался небольшой костер из соломы, и вся семья прыгала через него. В этот же день поминали умерших, топили баню. Завершение поминальных обрядов Великого дня проводилось также в четверг через неделю, когда провожали «вышедших» покойников.

ud12Празднование самого Великого дня начинали с субботы на воскресенье. В каждом доме красили яйца, дети совершали обход домов, собирая яйца. Молодежь и взрослые устраивали с яйцами игры. Утром во дворе каждого дома совершалось семейное моление с хлебом и пивом. Проводы Пасхи совершались через неделю обрядом ошорог дюон (питье ошорога), в котором принимали участие женщины.

Гербер, Гырон быдтон, Гершид

Это один из значительных праздников — молений (куриськон) удмуртов о предстоящем урожае. Праздник известен почти всем этническим группам удмуртов, хотя названия могут быть разные: Гербер (т.е. после плуга), Гершид (буквально: гериы шид, т.е. суп (каша) в честь плуга), Гырон быдтон (завершение вспашки).
ud13Гырон быдтон проводится на лугу в самое красивое время — в период цветения. По поверьям удмуртов, их Бог Вöсь 1 июня из молитвенного храма Купалы улетает на луга и возвращается обратно в Петров день (12 июля). Поэтому в этот период они молятся не в храме, а на природе. И, чтобы Бога ненароком не обидеть, случайно не задеть, с 1 июня по 12 июля запрещено рвать цветы и луговые травы. Классический Гырон быдтон продолжается несколько дней. На нем пожилые люди ведут неспешную беседу, молодежь занята хороводами, играми, соревнованиями, организовывали скачки на лошадях, а победителям в качестве приза вручали вышитые узорами полотенца и кисеты. Их заранее заготавливали замужние женщины (молодухи). В этот день играли свадьбы и устраивали молодежные гулянья. Празднество, как правило, завершалось кратким молебном о будущем урожае.

ud14Осенний период открывался празднованием Иллин нунал (Ильина дня), отмечаемого как день нового урожая. В Ильин день было принято печь хлеб из муки нового урожая. Большим осенним праздником считался праздник завершения осенних полевых работ сйзьыл куриськон (осеннее прошение), празднование которого в некоторых чертах повторяло празднование Великого дня. Осенний куриськон, как и в Великий день, начинался семейными молитвами, в которых благодарили бога за полученный урожай. Заканчивался праздник осенним поминовением умерших.


Национальный костюм

По мнению специалистов, традиционный удмуртский костюм является одним из самых красочных в Поволжье. Характерным сочетанием цветов для удмуртского костюма первоначально было классическое трехцветие — белый, красный, черный.

В традиционном народном костюме удмуртов, бытовавшем повсеместно еще в XIX — начале XX века, выделялось три комплекса — северный, южный и бесермянский, соответствовавших крупным этнографическим подразделениям удмуртского народа.

Женская одежда северных удмуртов близка к костюму мордвы, чувашей и особенно марийцев, с которыми предки удмуртов соприкасались в течение многих столетий. Отдельные элементы североудмуртского комплекса (рубашка, головные уборы) имеют аналоги в одежде коми. Определенное влияние на его оформление оказали и русские.

ud15Североудмуртский женский костюм представлял собой: белый домотканый холст, туникообразный покрой, вышивка как основной способ орнаментации. Основу костюма составляла рубаха (дэрем): прямое полотно шириной 32-37 см перегибалось пополам, к нему по бокам пришибались более короткие холстины, согнутые по продольной нитке; рукава прямые с квадратной ластовицей; шейный вырез в форме треугольника или овала без воротника. Рубаху обычно шили с подоплекой из сурового холста. Рубаху обычно носили в паре с распашным кафтаном (шортдэрем). Полы, воротник, подол шортдэрема украшали вышивкой, иногда пришивали бусы, мелкие монеты, раковины каури; вышивка сопровождалась полоской кумача. В зависимости от способа украшения, цвета отделочных тканей, количества используемого кумача распашные кафтаны и назывались по-разному. Каждая пара женской одежды имела свой вариант вышитого нагрудника (кабачи), который представлял собой четырехугольный кусок ткани размером 20x30 см, сплошь вышитый шелком. Кабачи составляли принадлежность костюма замужней женщины, надевались они поверх рубахи, закрывая грудной разрез. Неотъемлемую часть женского костюма составляли передники (азькышет) без грудки, их отделывали кружевами, тесемками, вышивкой. В будни подпоясывались только фартуком, а в праздники надевали еще узорный пояс, к которому подвешивали полотенце или платок (урдэс кышет — букв, боковой платок).

Теплой верхней одеждой служили длинные кафтаны из толстого сукна (дукес). Зимой носили шубы из дубленой овчины.

Большим разнообразием отличались женские головные уборы: повязки, покрывала, шапки, полотенца и т. д. Самым распространенным девичьим головным убором была холщовая шапочка (такья), обшитая кумачом и монетами. Девочки 10-12 лет носили круглую такъю (котрес такъя), 14-15 лет — продолговатую (кузялэс такъя); невеста на свадьбу надевала обе такъи сразу. Головной убор богатых девушек обычно обшивался серебряными монетами и назывался узыр такъя (богатая такъя).

Кроме такъи, девушки носили головные повязки из кумача или холста, украшенные вышивкой, блестками, позументом, лентами, а также платки из белого холста, ситца, в праздники — из кашемира и шелка. У северных, а также части центральных удмурток бытовал треугольный платок (куиньсэрго) с кистями, обшитый кумачом, цветным ситцем и кусочками сукна. Замужние женщины, кроме налобных повязок и платков, носили головное полотенце (весяк кышет, йыр котыр), концы которого украшались вышивкой и красными ткаными полосками. Надевали его поверх платка, завязывая на затылке или на темени.

В праздничный наряд женщины входило значительное количество украшений из бус, бисера, раковин каури, пуговиц, монет и т.д. На руки надевались бусы (суйвесь), через плечо — перевязи (кусüльвесь), на уши — серьги из серебра (угы), к серьгам с цепочкой (угыкал) приклеплялся пушок птичьего огузка (быгы), на шее носили ожерелья из бус (весь), монет (кироскал).

Наиболее распространенной обувью удмурток были лыковые лапти (кут), обычно русского образца. Лишь по торжественным случаям надевали удмуртские лапти с трапециевидной формой носка, украшенные расщепленными гусиными перьями. С лаптями носили чулки из толстого белого льняного холста (чуглэс), украшенные в верхней части вышивкой или узорным тканьем; край чулок оторачивался полоской кумача. Узорные чулки надевались поверх портянок и шерстяных чулок, укреплялись с помощью красно-черных обор.

Мужскую туникообразную рубаху (дэрем) носили навыпуск, подпоясываясь узорным плетеным поясом (кускерттон) или ремнем. В праздники и на моленья надевали широкий тканый пояс (путо).

Штаны, в отличие от женских, были не на шнурках, а на пуговицах. Верхней одеждой мужчин служил приталенный холщовый шортдэрем с отложным, стоячим или шалевым воротником. В холодное время года носили сукман из полушерстяной домотканины, суконный дукес и шубу из овчины, подпоясывались широким кушаком или ремнем. Отправляясь в дорогу, надевали длинный суконный или овчинный тулуп с большим шалевым воротником.

В конце XIX в. в мужской одежде, как и в женской, распространилась пестрядь.

Традиционным головным убором мужчин был сшитый из домашнего сукна колпак цилиндрической формы. В XIX в. получили распространение валяные шляпы с полями. Зимой носили шапки из овчины, круглые или в виде малахая (изьы). Летней обувью служили лапти, зимней — валенки. Лапти носили с белыми портянками (бинялтон).

ud16В южноудмуртском женском костюме рубаха отличалась кроем. Вдоль грудного разреза нашивались полосы ситца в виде нагрудника (муресазь). Украшенный аппликацией съемный нагрудник (муресшет, мурескышет) напоминал кабачи северных удмуртов, но в отличие от него надевался под рубаху, непосредственно на грудь. Известен еще один вид нагрудника — кыкрак, который тоже надевался под рубаху.

Из распашной одежды южные удмуртки носили зыбын, камзол или саестэм, дüсь, поньток, зилян, дукес, шуба. Зыбын шили из красной или синей в черную полоску шерстяной домотканины. Рукава у кисти обшивали полосками черного сатина. Праздничный кафтан, шили из плиса или китайки, полы и подол украшали тесьмой.

Женские фартуки (ашшет, айшет), в отличие от североудмуртских, шились с высокой грудкой, к подолу пришивали оборки.

Из головных уборов девушки обычно носили платки и налобные повязки (укотуг, тятяк). Укотуг состоял из полосы позумента, нашитого на холст или кумач, густой бахромы с блестками и деревянных подвесок, обвитых позументной нитью.

Налобная повязка женщин (йыркерттэт), в отличие от девичьей, украшалась по нижнему краю бусами и монетами. В северных районах налобные повязки, и девичьи и женские, вышли из употребления в XIX в.; в южных — встречаются до сих пор. Налобные повязки носились в сочетании с головным полотенцем (чалма, йыркышет), конусообразным убором типа кокошника (айшон) и платком-покрывалом (сюлык). Женщины центральных районов Удмуртии носили холщовую шапочку (подурга, йыршет), присборенную на темени. Налобная ее часть украшалась полосой кумача и бисером. Украшения южных удмуртов в основном состояли из серебряных изделий, разнообразных жетонов, накладок, подвесок. Широко были распространены шейные украшения (чыртыкыч, чыртывесь, чыртыкерттэт) и чересплечные перевязи (камали, бутьмар) из серебряных монет, которые нашивались на основу вперемежку с бусами, раковинами каури, кораллами; их носили вместе с цепью (жильы) из мелких монет с подвесками. Необходимым дополнением к костюму были запястья, браслеты, медальоны, серьги, кольца, у девушек — накосники.

Обувь, как мужская, так и женская, была аналогична североудмуртской, но у южных удмуртов дольше бытовали лапти со специфическими чертами удмуртского плетения.

Мужские рубахи шились из клетчатой пестряди с прямым разрезом на груди и отложным воротником с завязками. Штаны «с широким шагом» напоминали марийские, татарские, чувашские. Обязательным элементом мужского костюма был передник с грудкой из белого холста, который носили и в будни, и в праздники.

ud17Теплая верхняя одежда (суконные дукесы, овчинные дубленые полушубки, шубы, тулупы) была сходна с североудмуртской. Мужские шляпы с полями имели цилиндрическую или конусообразную форму.


Бесермянский костюм
занимал как бы промежуточное положение между северным и южным костюмными комплексами (с перевесом в сторону южноудмуртского). Дэрем бесермянок по крою напоминал южноудмуртскую пестрядинную рубашку, подол заканчивался ситцевой оборкой, рукава ниже локтя отделывались красными ткаными полосами с вышивкой и сквозным узором по выдергу. Вышивка располагалась на груди, по бокам грудного разреза и заканчивалась на конце треугольником. Рубашка имела невысокий стоячий воротник и завязки вместо крючков. Верхний шортдэрем шился короче рубашки и имел более короткие рукава.

Бесермянская такъя представляла собой круглую, обшитую бисером шапочку, с шишечкой в виде столбика на макушке, обшитую мелкими монетами, по краю — раковинами и красными бусами.

В качестве украшений употреблялись раковины каури, сохранявшие одновременно и значение амулета, шейные ожерелья из раковин, бус, серебряных монет (качек, лага), чересплечные перевязи (камали, касыта).

Мужская одежда бесермян — рубашки, штаны, пояса, сукманы — была аналогична удмуртской. Зимой носили тулупы, шубы, на ногах — онучи и лапти русского и татарского плетения.


Традиционные ремесла

Удмуртское декоративное искусство является важнейшей частью культуры удмуртского народа, в котором воплощены национальные традиции, характер народа, его видение мира, представления о прекрасном.

Узорное ткачество

ud18Творили народные мастера по высоким законам красоты и практической целесообразности. Тканые изделия считались у удмуртов основным декоративным элементом убранства жилища. Красивые, нарядные паласы, выполненные из шерстяной, конопляной и льняной пряжи, придают жилищу теплоту, уют.

Интерьер удмуртского дома на севере и юге республики имеет две локальные разновидности.
Среди тканых изделий в североудмуртском доме наиболее распространены ткани, выполненные техникой браного и многоремизного ткачества. Браный орнамент, характерный для северных районов отличается лаконизмом мелкоузорных геометрических форм. Обилие декоративных тканей, богатство их цвета, разнообразие геометрического орнамента согласуются с национальными представлениями о порядке и комфорте. В художественном строе узорного ткачества северных удмуртов прослеживаются общие стилевые черты, свойственные искусству не только финно-угорских народов Поволжья и Приуралья, но и русского населения европейского Севера. Это проявляется в равномерной и детальной разработке геометрического узора, предпочтении красно-белых композиций.

ud19В пространственной среде народного жилища южных удмуртов ведущее место занимали ковры. По технике исполнения ковры относятся к безворсовым. Ткут их в технике закладного и переборного ткачества. По композиции ковры делятся на бескаймовые и замкнутые, имеющие центральное поле и кайму. Своеобразие южноудмуртского узорного ткачества — в повышенной мажорности цвета, многоцветности, многообразии используемых техник ткачества (выборное, браное, закладное). Орнамент отличается укрупненностью и обобщенностью мотивов. В распределении цветов четко просматривается асимметрия, несовпадение линейного ритма с цветовым.

Узорное ткачество южных удмуртов по своеобразию приемов, орнаментации, эстетической значимости и видам самих изделий выделяется среди этого вида декоративно-прикладного искусства всей финно-угорской группы народов, но имеет и ряд общих черт с искусством тюркоязычных народов Поволжья и Прикамья. Интересны и оригинальны в художественном отношении головные полотенца удмуртов, чувашей и башкир, с крупными, иногда рельефными выборными узорами по белому или красному фону. В решении орнамента общее наблюдается не столько в узорах, имеющих у каждого народа свой национальный характер, сколько их в расцветке — яркой, насыщенной, с активным участием малиновых и лиловых тонов, сочетающихся с красным, оранжевым, черным и другими, приведенными к колористическому единству.

ud20Декоративная система, построенная на богатых традициях орнаментально-ритмического и цветового строя текстильных изделий, применялась и в оформлении одежды.
Если в первой половине XIX века в женском костюме преобладала вышивка, то начиная со второй половины XIX века северные удмурты заменили вышивку узорным ткачеством. Красные браные узоры на рукавах и подоле одежды выделялись на белом фоне рубахи и халата. На каждой вещи был свой рисунок, определенное соотношение гладкого фона и декора. Наблюдается строгая закономерность вышивки в ансамбле женского костюма. Узор украшал грудь, рукава, подол рубахи. Вышитый нагрудник (кабачи) в женском костюме был виден между распахнутыми полами халата, в его вышивке преобладают очень трудоемкие и сложные виды счетного шитья — «косая стежка», «счетная гладь», «набор».

В южных районах Удмуртии узорное ткачество является излюбленным способом украшения женской одежды. Женский костюм южных удмуртов имеет свои ярко выраженные и только ему присущие особенности. Своеобразие достигалось использованием в костюме самых разнообразных видов узорного ткачества: браного и выборного, многоремизного и закладного. Небольшой набор геометрических форм в виде ромбов, крестовидных фигур, треугольников, а также использование в узоре растительных мотивов, подчеркивали главные линии кроя и формы одежды.

Художественная обработка дерева

ud21В отличие от узорных тканей удмуртская бытовая резная утварь и плетение не имеют ярких различий на севере и юге Удмуртии, напротив именно в этих видах народного искусства прослеживается общность художественных принципов. Это относится в первую очередь к резной бытовой утвари.

Интересна и разнообразна по форме и украшению ритуальная посуда, которую резали из березы, капо-корня, сувеля, осины и ели. Из национальной удмуртской ритуальной посуды особый интерес представляет большой ковш, выполненный в виде плавающей птицы или ладьи. Он был знаком и символом неделимости, кровного родства и сохранения рода.

Среди бытовой деревенской утвари представляют интерес чаши, в которых подавали кашу при сговоре (йырдоне — калыме). Обычно на внешней или внутренней стороне чаши мастера ставили родовые знаки (пусы — тамги), которые украшали бытовую и ритуальную посуду. Разнообразны по художественным приемам оформления берестяные туеса. Они богато украшены геометрическим орнаментом. Треугольники, ромбы, круги воспринимаются как солярные знаки, от которых веет глубокой древностью.

Наблюдательность и близость к природе научили удмуртского мастера не только тонко чувствовать материал, но и артистически обращаться с ним. Предметная основа в художественной обработке дерева у удмуртов наиболее полно выражена в искусстве плетения. Несложная техника обработки ивовых прутьев, сосновой щепы, бересты, достаточное количество материалов под руками, его относительная легкость и прочность делают плетение незаменимым при производстве многих предметов быта.

ud22Значительного развития у удмуртов достигло шахматное плетение, а также спиральное, продольное, поперечно-скользящее со всеми его разновидностями. Так, шахматное плетение использовали для изготовления больших корзин-коробов из сосновой щепы для хранения шерсти, пуха, в них складывали также текстильные изделия и белье. В процессе практической работы мастера преображали, одухотворяли природный материал, придавая предметам поэтичные формы. Особенно это проявляется в искусстве плетения солониц (сылал возён). Формы плетеных солониц довольно разные — это и гордая водоплавающая птица и неоперившийся птенец с присутствующей ему красотой. Изделия мастеров поражают пластикой, текстурой, декоративностью материала.

С давних пор в Удмуртии было распространено лозоплетение. Из лозы плели кузовки для экипажей, корзины, чемоданы, дорожные складные кровати. Не имевшие возможность приготовить окованный деревянный сундук для хранения приданого, родители невесты плели его из лозы. Плетеные сундуки по своему изяществу, легкости, практичности (возможность естественного проветривания одежды) не уступали окованным расписным.

Современное положение

По данным последней переписи населения 2010 г., в Свердловской области проживает 13789 удмуртов, что составляет 2,5% от общего числа удмуртов, проживающих на территории России.

На территории Свердловской области действует:

Удмуртское национально-культурное общество «Эгес»

620014 Россия Свердловская область

г. Екатеринбург наб. Рабочей молодежи, 2
Телефон: +7 (343) 257-26-04, +7-950-208-47-76
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Контактное лицо: Ягуткина Марина Ширифьяновна

      
Министерство культуры РФ
Официальный интернет-портал правовой информации
Портал госуслуг РФ

Свердловская областная межнациональная библиотека

г. Екатеринбург, ул. Академика Бардина, 28

Copyright © 2014. All Rights Reserved.