ИСТОКИ БАЖОВСКИХ СКАЗОВ

TitleBajovИСТОКИ БАЖОВСКИХ СКАЗОВ

Виртуальная информационная программа к 140-летию со дня рождения П. П. Бажова

Вопрос о зарождении литературных произведений, их истоков, всегда представляет важную задачу, роль которой не ограничивается лишь филологическим значением. Исследование источников, их анализ позволяет не только вскрыть историю книжных памятников и установить состав образующих их элементов, но даёт информацию для объяснения исходных позиций автора и истоков его творчества.

Павел Петрович Бажов – известный русский писатель, журналист, общественный деятель. Этот самобытный писатель заново открыл для нас Урал, познакомив с его уникальной историей, талантливыми людьми, удивительными сказаниями и легендами. Каковы же истоки бажовских сказов, история их возникновения?

 

Портрет Павла Петровича Бажова, 1943

Юлий Бершадский, художник

Существует две формы словесного искусства: устная и письменная, фольклор и литература. У русского народа литература возникла на рубеже X-XI веков, а фольклор – на несколько столетий раньше. И все это время фольклор и литература сосуществуют, обогащая друг друга. Есть литературные произведения, при чтении которых создается такое впечатление, что слушаешь неторопливую устную речь. Как будто у костра глубокой ночью кто-то ведёт неспешное и захватывающее повествование. К таким литературным жанрам и приемам относится и сказ. Что это такое?

Согласно словарным источникам, сказ представляет собою фольклорное или авторское произведение, а точнее – форму его изложения. Она специфична по своей интонации и стилям, напоминает устную речь. Это – особый вид повествования, построенного от лица рассказчика, позиция и стилевые нормы которого отличаются от стиля изложения самого автора.

Свою первую книгу «Уральские были» Павел Петрович Бажов, тогда еще журналист, выпустил в 1924 году. В ней автор рассказывал о дореволюционной жизни рабочих Сысертских заводов. Последующая работа, о строительстве Краснокамского бумажного комбината, была не завершена по идеологическим причинам – персонажи книги приобрели статус «врагов народа». С третьей рукописью вышла похожая история. Бажову поручили подготовить к печати документальную повесть «Формирование на ходу», историю 254-го Камышловского полка 29-й дивизии. Рукопись содержала рассказы о людях, вместе с которыми он боролся за советскую власть. Бажов трудился усердно, с настроением, затем ждал публикации. Но герои повести были объявлены троцкистами, книгу сочли контрреволюционной и антисоветской, а автора уволили с работы и лишили партбилета. В 1930-е годы Бажова из рядов ВКП(б) исключали дважды, затем восстанавливали.

По воспоминаниям Бажова, в какой-то момент он вдруг понял, что гадание на политической гуще, попытки вычислить, кто друг, а кто враг – занятие слишком хлопотное, заведомо неблагодарное. И он решил впредь текстами на тему истории революции себя не обременять. Перспектива создания произведений о красоте и самобытности Урала, его исконных обитателях его привлекала куда больше.

 

2

I-е издание книги «Малахитовая шкатулка», 1939

 

Будучи отстраненным от работы журналиста, Бажов взялся за сочинение сказов. Знаменитая «Малахитовая шкатулка» вышла в год его шестидесятилетия. Писатель Виктор Стариков в своих мемуарах поведал об одной из бесед с уральским сказителем: «Не всякий свою тропку в жизни сразу находит, – медленно заговорил Павел Петрович своим глуховатым голосом. – Вот и я тому пример... А сказы, да... – Он помолчал. – Выдалась такая невеселая полоса, что я оказался не у дел. Ну и взялся давние задумки обрабатывать. Так и получилась эта книжка. Как говорится, велению сердца подчинился. Правду говорят – нет худа без добра. И, признаюсь вам, начал я сказы писать как бы для того, чтобы боль свою потушить... Думал: никому это не нужно, сам себе сказки рассказываю, все равно без своей работы жить не могу. А что сказы интерес вызвали, это меня самого удивило. Я, признаться, и не надеялся, что их опубликуют. Думал, может, пойдут они в народе вроде побасёнок, а кто их сочинил, важно ли? И так ладно».

Одни исследователи называют Бажова создателем Уральского мифа, другие – популяризатором. Когда сказы были опубликованы, среди читателей возник спор: все это Бажов выдумал или прежде собрал материал, а затем литературно обработал? Правы оказались и те, и другие: произведения устного народного творчества писатель не только сохранил для потомков, но и дополнил-приумножил. Он и создатель, и популяризатор одновременно. Бажов был первым русским писателем, который обратил внимание на народное творчество Урала и ввел его в литературу. При обработке фольклора Бажов, безусловно, привносил что-то своё, поэтому он не должен считаться просто пересказчиком. Он скорее соавтор. И в том, что уральский фольклор стал достаточно популярным, как раз заслуга Бажова.

До 1930-х годов об Урале в литературной среде было написано мало. Знали, что есть такие горы, отделяющие Европу от Азии. Знатоки истории и географии помнили, что с XVIII века Урал стал одним из центров горнодобывающей и металлургической промышленности. А вот какие люди населяют этот край, как у них обустроена жизнь, что они считают для себя важным, а что незначительным, во что верят, а что отвергают – читающая публика не знала. Об этом, как правило, рассказывает литература. В конце XIX века с легкой руки Д. Н. Мамина-Сибиряка в художественных произведениях появятся горные уральские пейзажи, река Чусовая, живущие в этих далеких краях промышленники-старообрядцы и сплавщики с зимовщиками.

Время шло, на Урал изредка приезжали известные писатели, они оставляли свои впечатления, рассказывали о крае суровом, красивом, богатом полезными ископаемыми. Но, как правило, Урал в этих описаниях был лишен своего лица – так можно было охарактеризовать многие российские регионы. Все изменилось, когда в печати стали появляться сказы Павла Бажова.

Что сделал Павел Петрович? Доскональное знание истории и культуры Урала позволило ему сместить привычный к тому времени угол зрения. О природных богатствах Урала, «природных кладовых» писали и до него. Но автор сумел создать убедительный образ уральского мастера, акцентируя внимание на результатах нелегкого труда рудознатцев, гранильщиков, ювелиров.

Но писатель еще и наделяет Урал мифологией. В периоды, когда люди, относящиеся к одному региону или народу, пытаются определить, что их отличает от других, возникает потребность в мифологическом обосновании общего прошлого. В ситуации подобных кризисов идентичности создаются так называемые авторские эпосы – тексты, написанные одним человеком, основанные на фантастических преданиях и представляющие интерпретацию исторического развития народа или края.

3

 

Иллюстрация к книге «Медной горы Хозяйка», 2016

Вячеслав Назарук, художник

 

По мнению ряда исследователей, Бажов создал авторский эпос Урала. Он выводит происходящее в регионе за пределы обозримой человеческой истории. Бажовский Урал не только населяют «стары люди» далёкого прошлого, но здесь есть и свои хранители земельных богатств, вроде Хозяйки Медной горы, Золотого Полоза или бабки Синюшки и Огневушки-Поскакушки. Писатель определил основные параметры истории и праистории Урала, предоставил слово простому человеку – жителю края. Бажову удалось создать образ региона и его жителей. При этом он смог показать красоту того, что приезжими воспринималось как некая экзотика. В бажовских сказах уральские люди заговорили, и обнаружилось, что язык их по-своему красив, богат и выразителен.

Сказы Бажова лаконичны, их легко читать. Они универсальны, поэтому хорошо воспринимаются и детьми, и взрослыми. Созданная в них система этических принципов легко переносится на жизнь. Некоторые сказы таинственны и многозначны. Немаловажно и то, что они обладают разработанной сказочной предметностью.

Совокупности этих особенностей оказалось достаточно, чтобы создать по-настоящему востребованный, не навязанный, а как будто естественно сформированный образ Урала. Этот образ органично вписался в историю развития отечественной словесности, оказался созвучен представлению жителей региона о себе, вызывает гордость за причастность к описываемым людям и месту, что немаловажно для формирования позитивного самоощущения уральцев. Наконец, символическая система сказов оказалась удобной для распространения. Малахитовая шкатулка, ящерицы, золотые самородки в виде редьки и маленьких лапоточков, Серебряное копытце, каменный цветок, Таюткино зеркальце, груды самоцветов и множество других запоминающихся волшебных предметов и образов благодаря Павлу Бажову прочно ассоциируются с Уралом.

Бажова постоянно расспрашивали о сказах по мере появления их в печати. И он разъяснял смысл того или иного фантастического образа, говорил о сюжетике сказов – что придумал, а что взял из преданий. Толковал нормы магического поведения героев и тайной силы. Давал объяснения образной системы, поэтических приемов своих сказов. Давал, таким образом, авторский анализ сказов.

Но при этом, многие эксперты считают, что содержание сказов глубже, объемнее, чем их интерпретация писателем. Поэтому необходимо рассматривать тексты Бажова в широком историческом, культурологическом, филологическом, лингвистическом аспектах, воспринимая комментарии самого писателя как своего рода обрамление сказов, также нуждающееся в интерпретации.

Теоретические споры вокруг Бажова – сказочник или сказитель, фольклорист или писатель – отражают, помимо научных интересов, чисто человеческое желание понять сущность бажовского феномена. Жители Зюзельки (поселка знаменитого Бажовскими сказами про бабку Синюшку и девку Азовку), наградившие Бажова невероятным званием «писателя сказов народных», тем самым приписали ему и особые права, и в первую очередь – слышать и видеть больше и дальше нас. Нечто подобное предполагали друзья-литераторы, называя Бажова колдуном и волшебником, подслушавшим свои легенды и сказы в темных пещерах и подземельях. Ещё в детстве будущий писатель получил прозвище Колдунков – поскольку любил мечтать, фантазировать. Да и фамилия автора по некой закономерности происходит от слова «бажить», что значит «ворожить», «колдовать». 

4

Иллюстрация к книге «Сказы Павла Бажова», 1961

Олег Коровин, художник

 

В детские годы в дом Бажовых частенько заглядывали словоохотливые соседи с поистине гоголевскими фамилиями – Иван Короб и Алексей Клюква. Павел Бажов вспоминал еще одного человека, Василия Хмелинина, – ребенком будущий литератор часто бывал в его сторожке – «караулке» на Думной горе и, затаив дыхание, слушал рассказы о старой жизни. Хмелинин – прототип деда Слышко из «Малахитовой шкатулки». Эти знакомцы указали Бажову тропинку в волнующе-притягательный мир уральских легенд. Спустя много лет писатель сделает вывод: «Тоже ведь сказы не зря придуманы. Иные – в покор, иные в наученье, а есть и такие, что вместо фонарика впереди».

Люди, далекие от научных споров, прочитав «Малахитовую шкатулку», представляют образы таинственных горных мастеров, Великого Полоза и несокрушимую Хозяйку горы. Они вернули их в свой культурный обиход и в житейские разговоры, и воспрянувшая молва понесла по свету официально не признанную, но живую славу Бажова – создателя новой уральской мифологии.


Список литературы из фондов СОМБ

Бажов П. П. Малахитовая шкатулка : в поисках новых ключей : путешествия со сказами Бажова / [авт. очерков : А. П. Черноскутов, Ю. В. Шинкаренко ; ред. : И. Н. Борисова, Ю. А. Горбунов]. - Екатеринбург : Сократ, 2004. – 460 с. : ил., фот.

Бажов П. П. Уральские сказы и были : проза, очерки, дневники, письма, воспоминания современников / П. П. Бажов. - Москва : Новый ключ, 2009. - 415 с.

Бажовская энциклопедия / [ред.-сост. : В. В. Блажес, М. А. Литовская ; вступ. сл. Е. В. Куйвашева]. - Екатеринбург : Сократ, 2014. - 639 с. : ил.

Беляев С. Е. Три портрета в обрамлении музыки / С. Беляев. - Екатеринбург : Банк культурной информации, 2004. - 56 с. - (Очерки истории Урала ; вып. 24).

Кузин Н. Г. Спутники извечные мои... : Избранные заметки о рус. писателях. Проза. Стихи / Н. Г. Кузин. - Екатеринбург : Банк культурной информации, 2008. - 287 с.

Мастера изумрудного края : урал. сказы и легенды / [сост. И. А. Кириллова]. - [2-е изд.]. - Челябинск : Аркаим, 2010. - 189 с. : цв. ил.

Неизвестный Бажов : Малоизвестные материалы о жизни писателя : сб. биогр. инф. / сост. Н. В. Кузнецова. - Екатеринбург : Баско, 2003. - 214 с. : ил.

Никулина М. П. Камень. Пещера. Гора / М. П. Никулина. - Екатеринбург : Банк культурной информации, 2002. - 120 с. : ил. - (Очерки истории Урала ; вып. 15).

Плотников И. Ф. Павел Петрович Бажов как политик и историк / И. Ф. Плотников. - Екатеринбург : Банк культурной информации, 2004. - 150 с. : ил. - (Очерки истории Урала ; вып. 26).

 

      
Министерство культуры РФ
Официальный интернет-портал правовой информации
Портал госуслуг РФ