11x1300

logo4site


vkfbinstayoutube
      
 Виртуальная справкаgb400glaz400
 Онлайн пункт выдачи книгПодкасты СОМБBOOKгод памяти и славыpero300   Уралэтноcal150

 

 

Литература Республики Саха (Якутия)

Литература Республики Саха (Якутия)

Фольклор

Периодические издания

Персоналии

 

Литература народов Якутии и ХХ век — это особое духовное достояние социально-философского характера и время становления и развития самобытной национальной и региональной художественной культуры, отразившей острые противоречия между эстетическими концепциями едва ли не самого сложного и драматического периода в истории народов России в целом. Главными особенностями литературной жизни Якутии с самого начала ее зарождения являются постоянная живая связь с богатыми фольклорными традициями и такое же постоянное активное стремление к освоению художественных норм русской культуры. Истина прошедшего столетия заключается в данном ракурсе в том, что творчество писателей заложило устойчивые литературные традиции. А накопленный за целый век самобытный опыт, сохраняющий реальные тенденции к развитию, переходит на качественно новый уровень в ХХI веке.

В истории якутской художественной литературы наследие А. Е. Кулаковского (1877–1926) имеет особое значение. Наполненность его произведений общественно-политическими идеями, социально-философскими сопоставлениями фактов времени и жизни общества стала непревзойденным новаторством автора как создателя новой литературной традиции. Именно поэтому художественное освоение действительности в эпической поэзии А. Е. Кулаковского равняется стилю эпохи в индивидуальном преломлении, способном становиться достоянием различных художественных систем и даже полярно противоположных, на первый взгляд, стилистических тенденций в истории всей якутской литературы. Это четко осознается в сравнении его наследия с единичными произведениями предшествовавших ему авторов (А. Я. Уваровского, М. Н.  Андросовой, старшего брата поэта И. Е. Кулаковского, В. В. Никифорова-Кюлюмнюр), литературные опыты которых имели частный характер и в плане авторского творческого освоения фольклорной образности, и в жанровой завершенности произведений. В целом это проявлялось не столько в идейно-тематической ограниченности выражения авторского «я», сколько в собственно художественной «наивности» их произведений, которая отражается в таких параметрах, как композиционная структура, сюжетосложение, раскрытие характера персонажей.

В первой четверти ХХ века фольклорная эпическая поэзия, народные лирические песни, предания и легенды в активном художественном освоении якутских писателей отражают самобытную конвергенцию жанров и в то же время показывают, что литературное творчество по своим формальным и стилевым аспектам не статично. Значительно и то, что в этот период появляются драматические произведения А. И. Софронова (1886–1935), основанные на жанровых канонах русской классики; создаются малые и средние формы эпоса (рассказы и повести), развивается поэзия. Время становления якутской современной письменности ознаменовалось именем П. А. Ойунского (1893–1939), художественное творчество которого не только утвердило формирование во всех родах литературы контекстов нового времени, но и доказало на реальных примерах, равных классическим явлениям якутской словесности, возможность слияния новых художественных форм с богатой палитрой фольклорной поэтики.

В 1920–30-е годы поэзия расширила возможности образного мышления в направлении гражданской лирики, экспериментаторства в области стиха и стиля в целом. Поэты-первопроходцы Эллэй (1904–1976), К. Урастыров (1907–1990), С. Васильев (1907–1975), А. Абагинский (1907–1960) и др. на основе устно-поэтических традиций и творческого освоения опыта русской литературы создавали свой национально-самобытный художественный мир. С другой стороны, в эти десятилетия берет свое начало и неофициальная лирика, не соответствовавшая насущным интересам советской действительности в поэзии А. Софронова, И. Арбиты (1913–1943). Проза и драматургия данного периода отличаются особой динамикой развития благодаря созданию характеров и портретов современников в ярких реалистических картинах быта, где особую художественную силу приобретает язык персонажей в диалогах и в подтекстах значительных реплик и монологов. В раскрытии социально-классовых конфликтов в лучших произведениях этого периода молодые авторы умело реализуют возможности эстетики произведений, где мастерское воплощение получают не только драматизм, но и юмор и сатира, а также лирический психологизм в описании привычных и казалось бы ординарных эпизодов народной жизни. Мы говорим о творчестве Неустроева (1895–1929), Кюндэ (1898–1934), Аччыгыйа (1906–1994), Омоллоона (1906–2005).

В начале 1930-х годов зарождается и литература народов Севера. Выходят сборники малой прозы, авторами которых являются, в основном, студенты Ленинградского института народов Севера.

Общим достижением национальной литературы в первой трети ХХ века по праву считается формирование норм якутского литературного языка. Вместе с тем, с осознанием национальной самобытности художественного слова происходит и вынужденное резкое отделение литературы от наследия классиков как буржуазно-националистического явления (А. Кулаковский, А. Софронов, Н. Неустроев) и как творчества врагов народа (П. Ойунский, Т. Одулок). Так утверждался новый стиль, который ставил на первое место критерий безоговорочного соответствия эпохе переустройства. Единый революционный пафос, единая коммунистическая точка зрения отличались осознанным возвеличиванием современности. В силу этого искусство слова вполне объективно тяготело к новаторству. Для него многоступенчатые формульные выражения с распространенными сравнениями казались пассивными, созерцательными приемами образности. И возникает необходимость насыщенного выражения эмоциональной авторской оценки в представлении явлений текущей жизни, что отмечается в обращениях к контрастным противопоставлениям характеров в прозе и драматургии, в поэзии – в предпочтениях четких ритмов революционных песен, в увлечениях емкими метафорами и сравнениями нового содержания.

Особо значимым достижением следующих десятилетий выступают обращения к жанру романа. Событиями культурной жизни республики становятся публикации романов Э. Эристиина (1892–1942), А. Аччыгыйа, Н. Якутского (1908–1995). Выходят первый и второй варианты классической эпической прозы на якутском языке — романа Амма Аччыгыйа «Весенняя пора» (1944, 1952). Начинается процесс всероссийского признания якутской литературы. Активизируются переводы крупных жанров прозы и эпической поэзии с русского языка на якутский язык («Герой нашего времени» М. Ю. Лермонтова, «Анна Каренина» Л. Н. Толстого, повести Н. В.  Гоголя и А. М. Горького, «Евгений Онегин» А. С. Пушкина и др.).

Во второй половине ХХ века происходят существенные изменения в характере литературного процесса, заключающиеся в официальном восстановлении связи с классической якутской литературой и ее традициями. Эти изменения начались с выходом избранных произведений ранее запрещенных писателей. Первая волна возвращенных имен открывает поэзию А. Софронова. Его лирика, имея традиционную ориентацию на стабильные художественные принципы народной философии, основывается на раздумьях поэта, равно соотносящихся и с историзмом, и с психологической концептуальностью. Она в целом представляет цепочку мудрых наблюдений, основанных на выявлении взаимосвязей личности и общества в отражении реального драматизма постреволюционных событий. В современной якутской литературе одним из ярких показателей периода «оттепели» выступает обновление пейзажной лирики формами и приемами философской поэзии (Семен Данилов). Новое качество в лирике приобретает гражданственность, где проявляется творческая индивидуальность, активно сочетающая традиционные методы с новаторскими тенденциями (Иван Гоголев). Интенсивно развивается литература для детей (Константин Туярский, Петр Тобуроков). Поэтическая сатира постепенно отходит от популярных в 1930–50-е годы басен и нравоучительных стихотворений и вырабатывает новые способы типизации, трансформируя народные художественные традиции в литературные (Р. Багатайский).

Тема революции и Гражданской войны, ставшая творческой лабораторией многих писателей, раскрывается заново в романах. Ведутся поиски новых типов главных героев, сочетающих в себе особенности исторических судеб народов Якутии (Софрон Данилов, Болот Боотур, Анастасия Сыромятникова, Леонид Попов и др.). Авторы стремятся к обобщениям социально-психологического плана по отношению к отдельным персонажам, предпочитают социально-этнографическое раскрытие своеобразия уклада жизни и мировидения коренных народов в целом. Развивается жанр рассказа (Николай Габышев). Повести становятся, можно сказать, главной формой прозы, представляющей наравне с известными писателями новые имена со сложившимися авторскими стилями и творческими интересами (Далан, Николай Лугинов). В драматургии в целом продолжается тенденция к морально-этическому освещению взаимоотношений человека и общества на основе раскрытия конфликтов, происходящих на трудном пути самосовершенствования личности (С. Ефремов, И. Гоголев).

Заметно оживляется русская литература Якутии. Большой интерес читателей привлекают повести и романы Юрия Шамшурина (1921–1973), поэзия Сергея Шевкова (1931-2005), лирика молодых якутских авторов, пишущих на русском языке, Владимира Чагыла (1932–1965), Алексея Михайлова (1946–1994). Литературу народов Севера на российском уровне представляют романы «Ханидо и Халерха» Семена Курилова (1935–1980) и «Дух земли» Платона Ламутского (1920–1986), притягивая внимание критики самобытными образами и утонченными фольклорными мотивами. В целом данный период в истории литературы народов Якутии выступает временем художественных поисков, вызванных реальными предчувствиями нарастающего духовного кризиса все еще действующего социалистического реализма. На этом фоне последние десятилетия ХХ века воспринимаются качественно новым этапом в содержательном, идейно-тематическом планах значительных произведений, что проявляется в усилении аналитического начала, стремлении к философскому постижению фольклорно-мифологического наследия коренных народов. Феноменом поэтического мышления становится своеобразная эпизация лирики, подчеркнутая тяготением к образам и символам мифопоэтики и натурфилософии, обращениями к различным формам циклизации. В то же время наблюдается активизация творческого освоения опыта восточной и русской поэзии в виде отдельных удачных представлений «твердых форм» мировой классики. Характерно, что указанные новаторские тенденции в поэзии отмечаются в творчестве известных поэтов (Савва Тарасов, Моисей Ефимов). В целом устойчивый читательский интерес наблюдается к психологической лирике социально-философского характера (Н. Харлампьева, А. Старостин, Умсуура, Сайа и др.).

Главным фактором эволюции крупных жанров прозы и драматургии становится углубление романного мышления в виде стремления авторов к познанию целостности мира. Происходит обновленное понимание историзма и гуманизма в романах и новой драматургии (Далан, Н. Лугинов, Харысхал), мифосинкретическое видение мира и человека отличает новые формы прозы (Иван Гоголев). Проблема защиты культуры и окружающей среды выступает главной темой в литературах народов Севера (Улуро Адо, Геннадий Дьячков, Андрей Кривошапкин).

В последние десятилетия расширяются творческие искания русской литературы Якутии (Ю. Чертов, В. Авдеев, В. Шелегов, И. Переверзин, В. Федоров). Особым национальным своеобразием отличаются произведения якутских авторов, пишущих на русском языке (С. Осипов, И. Иннокентьев).

Столетняя история литературы народов Якутии – это периодическая смена различных стилевых тенденций. В духовном срезе она может быть представлена, с одной стороны, периодом становления самобытной национальной литературы и, с другой стороны, может равняться предпосылкам зарождения, своеобразного расцвета и постепенного угасания метода социалистического реализма, который реально не подтвердил возможность длительного существования «социалистической по содержанию и национальной по форме» единой литературы.

Тем самым столетний период истории приходит к своему завершению, что реально конкретизируется усилением внимания к индивидуальному стилю в литературах народов Якутии, обновленным интересом к наследию классиков якутской литературы, новой волной возвращения забытых имен различного уровня талантов и самобытности. Литература стремится быть интеллектуальной, в ее национальном мировидении раскрываются общечеловеческие ценности, духовные основы которой были заложены во второй половине прошлого столетия, а именно в 1960-90-е годы.

Во-первых, этот период эволюции поэтических жанров в якутской литературе выражался в углубленном лирическом освоении действительности. Жанровые клише публицистической поэзии уступают место поискам индивидуальных стилей, стремлению создать собственный художественный мир, не зависимый от общепринятой рациональности. В идейно-тематическом плане лирика и лироэпические поэмы тяготеют к философскому осмыслению проблемы «человек и время», «человек и родная земля». В поэзии Семена Данилова (1917–1978), Петра Тобурокова (1917–2002), Моисея Ефимова (1927–2010), Ивана Гоголева (1930–1998), Саввы Тарасова (1934–2010) и др. усиливается ассоциативное мышление, расширяющее функции метафоры и ритма, особое значение имеют обращения к фольклорным образам или образам-архетипам социально-этнографического характера, к формам национального стихосложения. В первой половине 1960-х годов создаются романы и повести в стихах, где в авторских отступлениях раскрывается отношение поэта к духовному миру современника, драма жизни которого не смогла дорасти до высот более значительного конфликта. Эти произведения познакомили якутского читателя с неординарной в своей «умеренности» тихой малозаметной личностью. Именно в размышлениях о ней в поэтической форме более чем убедительно раскрывается тяжелая жизнь колхозников 1940–50-х годов: полное бесправие работников в далеком тылу, умиравших от голода, стоическое терпение сельских жителей, до последнего дыхания проявлявших поистине христианскую духовность перед суровыми решениями проблем с высоты правящей элиты. Таковы темы романа в стихах Рафаэля Багатайского «Сыновья и невестки» (1964), повести в стихах Баала Хабырыыса «Рассказ обыкновенного человека» (1962).

Во-вторых, тенденция жанрообразовательных процессов в 1970–90–е годы отчетливо показывает эволюционный характер жанров крупной прозы, романа и повести: вовлечение обновленных методов и приемов в формах усиления психологизма, различных композиционных решений и структурных признаков, актуализации определенных генетических истоков нарратологии. Это социально-психологические романы Софрона Данилова (1922–1993), где особая организация текста позволяет углублению содержания естественными подтекстами в описании не только душевных противоречий личности, но и, казалось бы, вполне обычном описании действительности в виде окружения главного героя, его внешности, в градации действующих лиц. Так раскрывается суть общественных отношений в коллективе («Пока бьется сердце», 1967), судьба семьи во время гражданской войны («Киhи биирдэ олорор» — перевод на русский язык под названием «Красавица Амга», 1973), проблема экологии северного края («Не улетайте, лебеди…», 1986). Особая метафоричность поэтических названий крупных эпических произведений подтверждает роль автора, его необычного присутствия в развитии сюжетов этих романов.

Новаторскими произведениями в якутской прозе выступают исторические романы Далана (Василия Яковлева, 1928–1996) «Сирота» (1983) и «Тыгын Дархан» (1994), повествующие о жизни саха XVII века. Автор, репрессированный в студенческие годы по обвинению в национализме, раскрывает социально-политическую тему в автобиографическом историко-документальном романе «Судьба моя» (1994).

Самобытность якутской литературы в данном аспекте определяется в поэзии творческим стилем писателей, уверенно заявивших о себе в последней четверти ХХ века. В лирике это выражается в приемах психологического углубления в отражении обстановки реального времени (Н. Харлампьева), в создании целостного образа-представления, образа-обобщения современной действительности в книге стихов А. Старостина (Сиэн Кыната), в динамичных картинах действительности, где социальные явления интерпретируются в ракурсах образов-концептов, актуализирующих диалогическую природу творчества (С. Осипов).

В эпических жанрах наблюдаются поиски обновленного раскрытия времени и авторского мира, но не столько в противопоставлении образов с их классовыми или социальными антиподами, сколько в развитии внутреннего противоречия в самой личности главного персонажа (Н.  Лугинов, Е. Неймохов). Художественные поиски молодых авторов конца ХХ века в целом были направлены на утверждение новой эстетики по отношению к такому литературоведческому понятию, как идея человека. А именно, в том плане, что «любая историко-культурная эпоха представляет собой завершенный, но разомкнутый художественно-познавательный цикл, рамки которого определяются спецификой воззренческих парадигм, трактовкой природы и сущности человека как предмета художественной гносеологии» [Головко В. М. Герменевтика литературного жанра. — М.: Изд. «Флинта»: Наука, 2013. — С. 115].

В лирической поэзии данный ракурс наблюдается в творчестве Натальи Харлампьевой. Жанровые и стилистические аспекты лирики одного из ведущих писателей в современной якутской литературе оригинальны своеобразием мотивов и художественных приемов авторского самовыражения, не теряющего своей индивидуальности в традиционных направлениях автобиографичности. С другой стороны, именно благодаря этим естественным параметрам лирики ее творчество обретает национальную самобытность и психологическую глубину раскрытия темы, что выступает убедительной объективной основой образов и переживаний автора. Этот сложный феномен лирики можно определить как умение выразить на художественном фоне предмета изображения, самобытную рецепцию на жизнь и время в многообразных формах метафорического раскрытия нравственных основ «потока сознания», реализованного в поэтических произведениях как размышление, медитация или открытое выражение гражданской позиции.

Оригинальная авторская страница в современной якутской поэзии принадлежит творчеству Анатолия Старостина (Сиэн Кыната). Разделы-главы книги «Скошенная трава» существенно отличаются от обычной поэтической циклизации тем, что здесь автор не просто «складывает» или «суммирует» части книги, а создает целостный образ-представление, образ-обобщение действительности. В данном случае стремление к философскому проникновению в тему является основным принципом выбора поэтом именно циклической формы как способа раскрытия художественной идеи. В книге, таким образом, выдерживается характерная особенность авторских циклов: «дискретность… лирического субъекта», способствующая не только обобщению изображения, но и «укрупняющая лирического героя до масштаба лирического характера» [Дарвин М. Н. Циклизация в лирике. Исторические пути и художественные формы. Автореф. дис. … доктора филол. наук. — Кемерово, 1995. — С. 13].

В книге стихов Сиэн Кыната в трех разделах тема циклов меняется, образуя относительно завершенные периоды раздумий о проблемах жизни. При этом присутствуют основные метафорические образы и типы сравнений всего цикла — времена года и явления природы как отражение дум и мыслей лирического героя, цветовые контрасты пространства как философское определение единства предметного мира и духовных постулатов [Максимова П. В. Жанровая типология якутской поэзии. — Новосибирск: Наука, 2002. — С. 149–154]. Таким образом, книга стихов, опубликованная в последнее десятилетие прошлого столетия, привлекла широкое признание литературной общественности в ХХI веке именно особой динамической систематикой относительно самостоятельных элементов лирики в одно новое качество целого, что выступает показателем авторского стиля. Вся совокупность системы тропов, ритмико-эвфоническая организация перформативных форм стиха составляют единую форму передачи монолога-размышления об истории народа, родной земле, любви как вечной ценности. Значимость лирики поэта убедительно подчеркивается А. А. Бурцевым: «А. Старостин с пиететом относится к родному логосу, хочет погрузиться в его ментальные глубины, впитать в себя его «соки», «дыхание», «аромат». Это ему удается. В его лаконичной и в то же время красочной поэтической речи как бы пробуждаются дремавшие гены, «архэ», по выражению М. Хайдеггера, восходящие к древнетюркским эпиграфическим надписям. Именно поэтому они рождают в душе поэта «пассионарные» мысли и чувства, способные «разрушить скалистый утес» и остановить «горячего, необъезженного коня» [Бурцев А. А. Классики и современники: вершинные явления и избранные лики якутской литературы. — Якутск: изд. «Сфера», 2013. — С. 415].

Таким образом, в современном литературном процессе обновленное значение приобретают национальная классика и динамическое творческое присутствие древних культурных кодов национальной словесности. В статье о проблемах литературы эпохи глобализации особо значимым считается классика, «если она остается читаемой и признаваемой многими поколениями представителей этой нации, несмотря на изменения образа жизни, культуры, идеологий, мировоззрений, сопутствующих историческому процессу» [Тер-Минасова С. Г. Национальные литературы в диалоге культур в эпоху глобализации. Аспекты национальной идентичности // http://regionalstudies.ru/journal/homejornal/rubric/2012-11-02-22-15-01/163--l-r-.pdf].

История якутской литературы в этом отношении не мыслима вне творчества ее основоположников, где мифопоэтика выступает неизменной основой и формой национального мировидения. Их художественный стиль подтверждает особенную устойчивость духовного опыта народа, в определенной степени дающего авторам не столько стремление, сколько право вносить субъективную оценку времени. Именно поэтому А. Е. Кулаковский называет одно из основных произведений «Сон шамана», где в данном словосочетании заключается жанровый код произведения, связанный с формой поэмы-концепции. А. И. Софронов в лирической форме раскрывает свои тяжелые думы в монологах Священных гор. «Разговор» поэта с ними раскрывает деятельное участие поэта в размышлениях о времени. А в ракурсе реального времени создания произведений получается, что за семь лет до революции А. Е. Кулаковский размышляет о проблемах общества в форме эпического предсказания; во время гражданской войны А. И. Софронов «описывает» личные переживания в форме лирических монологов. Последователь их художественных традиций П. А. Ойунский в начале установления новой власти раскрывает драматизм времени относительно духовным устоям жизни в форме драматической поэмы.

Художественные параметры якутской литературы вполне объективно определяются и древнейшим вариантом устного народного творчества под названием олонхо, художественная характеристика которого основана на воспевании «абсолютного прошлого». В период зарождения письменной литературы в ее классических проявлениях позиция автора выступает исходным началом в раскрытии художественной идеи. Глубина и масштабность поэтических размышлений в данном ракурсе связывается с однозначным предпочтением аллитерационного созвучия не только в формах стиха, но и в прозе. А многогранная система стилистических приемов создания образов подчеркивается естественностью данных особенностей авторской поэтики. Фольклорная основа творчества как пути и приемы следования традициям убедительно раскрываются в трудах исследователей на примерах многих произведений якутских писателей А. Е. Кулаковского, А. И. Софронова, Эрилик Эристина и др.

В этом направлении можно добавить то, что относительно поэзии нового времени к структуре олонхо в наследии П. А. Ойунского находим классический вариант художественной интерпретации исходных образов и сюжетов в драматической поэме «Красный шаман», названной автором «олонхо-тойук», но основанной на идее эпического сказания в ее «перевернутом» ракурсе. В этом художественном решении поэта заключается не столько иносказательность, сколько утверждение трагичности и безысходности исторического времени.

В романах и повестях современных писателей олонхо «присутствует» в различных вариантах деталей, но неизменно в значительных эпизодах развития сюжета или оценочной характеристики основных персонажей, несущих народные истоки понятия мудрости, таланта, человечности. Это крупная проза Болот Боотура («Пробуждение»), Ивана Гоголева-Кындыл («Черный стерх»), Далана («Тыгын Дархан») и др.

В лирике олонхо часто равняется особому символическому образу, архетипу. Например, в стихотворении Семена Данилова «После олонхо» лирическое переосмысление «большого времени» поистине равняется метаобразу в сугубо национальном значении, не лишенном общечеловеческого восприятия реальности:

Допето олонхо, // умолк олонхосут.

И жизнь вокруг опять // обычная, простая,

И нет богатырей, // и кони их не ржут,

И стрелы не свистят, // моря перелетая.

И снова жизнь как жизнь, // где людям нелегко,

Где богатырство им // необходимо тоже,

И беды посложней у них, // чем в олонхо!

И время посложней // и с древним так не схоже.

И стрелы ранят их // иных обид и бед,

И гром иных тревог // их на рассвете будит.

(Перевод М. Львова)

О перспективах современной литературы говорить однозначно трудно. В целом литературный процесс в республике динамичный. Это подтверждают издания, активная работа начинающих авторов, постоянное внимание к ним со стороны больших писателей, известных и признанных мастеров художественного слова. Растет внимание к историческим темам, не отстает и социально-психологическая проза малой и средней формы.

Новое поколение авторов довольно успешно оттачивает перо в жанрах журналистики. Заметными в культурной жизни республики становятся публикации новых произведений писателей. Следует отметить, что особое внимание уделяется изучению истории литературы в университетском образовании, что подтверждается открытием научно-исследовательского Института олонхо и Института А. Е. Кулаковского в статусе самостоятельных подразделений в структуре Северо-Восточнго федерального университета имени М. К. Аммосова.  

 

Источник:  Сивцева-Максимова П. О якутской литературе / Сивцева-Максимова Прасковья. - Текст : электронный // Аврора. - 2016. – №4. – Режим доступа: http://журнальныймир.рф/content/o-yakutskoy-literature (11.11.2019)

 

Список рекомендованной литературы

 

Айан аартыга : улахан саастаах оскуола оҕолоругар / [хомуйан оҥордулар Г. А. Кирова, Е. М. Малышева]. - Якутск : Бичик, 2005. - 141, [1] с. - Текст : непосредственный.

Алгыс буоллун : (олох-дьаһах алгыстарын олуктара) / Саха Республикатын культураҕа министерствота, Норуот айымньытын научнай-методическай киинэ ; [составление и вступительная статья Афанасьева Л. А.]. - Дьокуускай, 1982. - 30, [1] с.- Текст : непосредственный.

Васильев, Сергей Степанович (1907-1975). Талыллыбыт айымньылар : в 3 томах / Сергей Васильев-Борогонскай. - Дьокуускай : Бичик. – 2007 Т. 1 : Хоһооннор поэмалар / [хомуйан оҥордулар: И. В. Мигалкин, В. Е. Степанова, С. С. Донская]. - 2007. - 237, [1] с.- Текст : непосредственный.

Васильев, Сергей Степанович (1907-1975). Талыллыбыт айымньылар / Сергей Васильев-Борогонский. - Дьокуускай : Бичик. - 2007Т. 2 : Хоһооннор / хомуйан оҥордулар: И. В. Мигалкин, В. Е. Степанова, С. С. Донская. - 2008. - 255 с. - (Саха литературан классиктара = Классики якутской литературы). - Текст на якутском языке.- Текст : непосредственный.

Васильев, Сергей Степанович (1907-1975). Талыллыбыт айымньылар : в 3 томах / Сергей Васильев-Борогонскай. - Дьокуускай : Бичик. - 2007. - (Саха литературатын классиктара). - (Классики якутской литературы) Т. 3 : Олоҥхолор / [составители: И. В. Мигалкин, В. Е. Степанова, С. С. Донская]. - 2009. - 271, [1] с. - Текст на якутском языке.- Текст : непосредственный.

Героический эпос народов  СССР. - Москва : Художественная литература. – 1975 Т. 1 / [вступительная статья, составление и примечания А. А. Петросян]. - 1975. - 557, [1] с. : [14] л. ил. - (Библиотека  всемирной литературы. Серия первая ; Т. 13).- Текст : непосредственный.

Герой оҕолор : [хомуурунньук / перевод на якутский язык М. Д. Дьячковского]. - Дьокуускай : Бичик, 2005. - 214, [2] с.- Текст : непосредственный.

Гоголев, Иван Михайлович. Айымньылар : [в 8 томах] / Иван Гоголев-Кындыл. - Дьокуускай : Бичик. - 200- Т. 3 : Киэһээҥҥи омурҕан : поэмалар / хомуйан оҥордо В. Т. Сивцев. - 2005. - 351 с.- Текст : непосредственный.

Данилов, Семен Петрович. Семен Данилов : [избранная лирика] / Семен Данилов. - Москва : Молодая гвардия, 1970. - 29, [2] с.- Текст : непосредственный.

Данилов, Семен Петрович. (1917-1978). Снеговая музыка Хомуса : стихи и поэмы : перевод с якутского / Семен Данилов. - Москва : Молодая гвардия, 1979. - 142, [1] с.- Текст : непосредственный.

Данилов, Софрон Петрович. (1922-1993). Бьется сердце : роман / Софрон Данилов ; перевод с якутского В. Литвинова. - Москва : Советская Россия, 1989. - 301, [2] с.- Текст : непосредственный.

Данилов, Софрон Петрович. Красавица Амга : роман / Софрон Данилов ; перевод с якутского Н. Ершова. - Ленинград : Художественная литература, Ленинградское отделение, 1982. - 423, [1] с. : [1] л. портр.- Текст : непосредственный.

Дойду, Айсен. Соло для белого ангела : стихи и поэмы разных лет / Айсен Дойду. - Якутск : Бичик, 2007. - 45, [2] с.- Текст : непосредственный.

Дьулуруйар Ньургун Боотур : П. А. Ойуунскай олоҥхотунан ођолорго аађар кинигэ / [Н. В. Антонов оҥордо]. - Дьокуускай, 1993. - 89, [3] с., [4] л. цв. ил.- Текст : непосредственный.

Егоров, Василий Назарович. Өбүгэ тыына : роман : [в 2 книгах] / Тумарча. - Якутск : Бичик. - 2010. Кн. 1 : Одьулууннар. - 2010. - 244, [2] с). - Текст на якутском языке.- Текст : непосредственный.

Кулаковский, Алексей Елисеевич. (1877-1926). Легенды, былины = Yhүйээннэр, номохтор / Алексей Кулаковский. - Дьокуускай : Бичик, 2007. - 107, [2] с.- Текст : непосредственный.

Литература народов России : допущено Министерством образования Российской Федерации / [составление, вступительная статья, комментарии Р. З. Хайруллина, С. К. Бирюковой]. - 2-е издание, стереотипное. - Москва : Дрофа ; Москва : Вече, 2003. - 414, [1] с.- Текст : непосредственный.

Литература народов России : учебник-хрестоматия для 9-11-х классов / [авторы-составители: Р. З. Хайруллин, С. К. Бирюкова]. - Санкт-Петербург : Просвещение, 1995. - 494, [1] с.- Текст : непосредственный.

Матахова, Мария Николаевна. Кэриэн ымыйам кэриэтэ : [(чабырҕахтар)] / Мария Матахова. - Дьокуускай : Ситим, 1994. - 62, [1] с.- Текст : непосредственный.

Нюргун Боотур Стремительный : якутский героический эпос олонхо / [под общей редакцией С. В. Михалкова ; научный редактор, статья и комментарий: И. В. Пухов ; послесловие С. В. Михалкова] ; воссоздал на основе народных сказаний Платон Ойунский ; перевел на русский язык Владимир  Державин ; иллюстрации Э. Сивцева, В. Карамзина, И. Корякина. - Якутск : Якутское книжное издательство, 1975. - 429, [2] с.- Текст : непосредственный.

Попова, Галина Семеновна. Олонхо во время мунхи = Мунха олонхото / Г. С. Попова. - Якутск : Бичик, 2010. - 183 с.- Текст : непосредственный.

Софронов, Анемподист Иванович. (1886-1935). Северная ночь / А. Софронов ; перевод с якутского, составление и примечания Вл. Солоухина. - Москва : Советская Россия, 1984. - 174, [1] с.- Текст : непосредственный.

Тобуроков, Петр Николаевич. Айымньылар / Бүөтүр Тобуруокап. - Якутск : Бичик. – 2010. - Текст : непосредственный.
Т. 1 : Күнү көрсөр чыычаахтар : хоһооннор, поэмалар, кэпсээннэр, сэһэн, остуоруйалар, пьесалар / [хомуйан оҥордулар: Л. П. Тобурокова, Д. Ф. Наумов, Н. Н. Тобуроков]. - 2010. - 574, [1] с.- Текст : непосредственный.

Туслӑх кӗперӗ : сӑвӑсемпе калавсем : [для детей среднего и старшего школьного возраста / Н. Г. Иванова пухса хатӗрленӗ]. - Шупашкар : Чӑваш кӗнеке издательстви, 2015. - 142, [1] с.- Текст : непосредственный.

Хабырыыс, Баал. (1918-1969). Семь родников : стихи : перевод с якутского / Баал Хабырыыс ; [составитель Н. И. Глазков ; художник Т. А. Бойтунов]. - Якутск : Якутское книжное издательство, 1979. - 165, [1] с.- Текст : непосредственный.

Якутскай, Николай Гаврилович. Айымньылар / Николай Якутскай. - Якутск : Бичик. – 2010 Т. 1 : Көмүстээх үрүйэ : сэһэн, кэпсээннэр. - 2010. - 254, [2] с.- Текст : непосредственный.

Якутскай, Николай Гаврилович. Остуоруйалар. Номохтор. Кэпсээннэр. Сэһэн : [для детей среднего и старшего школьного возраста] / Николай Якутскай ; [хомуйан оҥордо уонна киирии тылын суруйда Ю. И. Васильев-Дьаргыстай]. - Дьокуускай : Бичик, 2008. - 190, [1] с.- Текст : непосредственный.

Фольклор

Исторический фольклор якутов. - Текст: электронный // Республика Саха Якутия : [сайт]. - 2020. - URL: https://республика-саха-якутия.рф/stati/kultura/istoricheskii-folklor-jakutov.html (01.06.2020)

Якутский фольклор в электронной библиотеке Новосибирской государственной областной научной библиотеки: https://elibrary.ngonb.ru/catalog/523/

mkrf2

mkso