11x1300

logo4site


vkfbinstayoutube
      
 Виртуальная справкаgb400glaz400
 Онлайн пункт выдачи книгПодкасты СОМБBOOKгод памяти и славыpero300   Уралэтноcal150

 

 

Литературная палитра

02Литература – часть духовной культуры любого народа. Ее сохранение и развитие неотрывны друг от друга. Каждый народ богат своим опытом сохранения культуры предков, иначе он не уберег бы ее до наших дней.

Сейчас в российской современной литературе происходит синтез творчества всех народов нашей страны, их сближение и расцвет. Особенно ярко проявляются нравственные ценности, неизмеримо возросшие духовные возможности каждого народа.

Мы продолжаем серию программ о национальной литературе народов России. Представляем вашему вниманию программу о литературе народов Дагестана, народов Сибири, Севера и Дальнего Востока, литературе Коми.

Литература народов Дагестана

epos dagОсобый регион на Северном Кавказе составляет литература народов Дагестана. Этот горный край объединил несколько национальностей: аварцев, даргинцев, кумыков, лакцев, лезгин, табасаранцев, татов, а также множество этнических групп.

Общность исторических судеб этих народов, социально-этническая и духовная близость предопределили возникновение у них литератур с идентичными в своих ведущих чертах этапами становления и развития.

Устное народное творчество дагестанцев очень разнообразно: эпические и лирические песни, сказки, предания и легенды, пословицы и поговорки.

Они отражает историю народов Дагестана, их тяжелую жизнь, борьбу против угнетателей. Например: лакская песня «Парту Патима», повествующая о борьбе против татаро-монгольских захватчиков в 13—14 вв.; аварская песня «О разгроме Надиршаха», в которой показана сплоченность горцев в борьбе против иранских завоевателей, проникших в глубь страны всер. 18 в., что свидетельствуют о высоком патриотизме дагестанцев; аварская «Песня о Хочбаре»; кумыкские «Песня об Айгази», «Картгочак», правдиво изображающие борьбу против феодального гнета.

epos dag1В сказках народов Дагестана, в героическом эпосе, в исторических песнях встречаются мотивы песен и сказок народов Северного Кавказа, Азербайджана, Грузии, Средней Азии, а также Ближнего Востока.

kniga vol mir dag

Библиотека представляет уникальную книгу «Волшебный мир дагестанской сказки». Уникальную, потому что оформили ее юные художники – учащиеся ряда школ Дагестана.Сказки в книге разные: волшебные, где есть драконы, ведьмы, летающие кони и прекрасные птицы-девушки, героические – о храбрых, мужественных юношах, воинах, бытовые – о простых людях, трудолюбивых мастерицах, плутоватых хитрецах. Книга предназначена детям младшего и среднего школьного возраста, но заинтересует и более взрослых читателей – любителей фольклора и прекрасного детского художественного творчества.

Своеобразное явление в художественной литературе Дагестана представляла собой ашугская поэзия. Ашуг – чтец, певец и аккомпаниатор в одном лице, который исполнял свои песни и былины по селениям и аулам. Бытуя исключительно в устной форме, эта поэзия также несла на себе черты авторской индивидуальности как в идейно-тематическом строе произведения, так и в его художественно-изобразительных средствах. Поэзия ашугов исполнена глубокого жизненного содержания. В центре их творчества — человек любящий и страдающий, изнемогающий от непосильного труда и нищеты, гневно протестующий против тирании и притеснителей.

said koСаид Кочхюрский (1767 – 1812)

drevn dag

Одним из ашугов был поэт Саид из Кочхюра (Саид Кочхюрский). По происхождению он был лезгином, но писал не только на родном языке, но и на азербайджанском. Известность ему принесли стихи, в которых он отражал труд простых горцев, вынужденных работать на ханов. Саид, родившийся в 1767 году, сам всю жизнь был вынужден работать батраком и отлично знал, что такое добровольное рабство. Он протестовал против тех бесчинств, которые творились богатеями, был очень популярным ашугом. В результате Сурхай-хан II пригласил ашуга к себе, чтобы тот развлек его песнями. Все шло неплохо, и песни Саида нравились гостям, пока кто-то из богачей не сообщил хану, что этот нищий певец ведет себя дерзко и непочтительно смотрит на самого властителя. Обозленный хан приказал ослепить Саида. Но, даже оставшись без глаз, ашуг продолжал сочинять песни, в которых говорил крестьянам правду об их жизни. Умер Саид Кочхюрский в 1812 году. 

Появление первых образцов письменной литературы у народов Дагестана восходит к XVI в. Особую роль в формировании национальных литератур здесь сыграли многовековые контакты его народов с культурой древнего и средневекового Ближнего Востока. 

Особую роль в формировании национальных литератур здесь сыграли многовековые контакты его народов с культурой древнего и средневекового Ближнего Востока.

Как официальная религия ислам утвердился в Дагестане в XV в.Вместе с исламом в дагестанскую среду проникали арабский язык и литература. Влияние арабского языка было столь значительным, что в условиях многоязычия населения региона он стал языком науки, политики, официального делопроизводства, литературы.

Среди писателей, создававших произведения на арабском языке, наибольшей известностью пользовались Тайгиб из Харахи (XVI в.), Мухаммед Кудутлинский (XVI—XVII вв.), Дамадан Мегебский (XVII в.), Абубекир Аймакинский, Магомед Убринский, Гасан Эфенди Кудалинский, Дибир-Кади Хунзахский, Дауд Усишинский (XVIII в.), Саид Араканский (XIX в). Имена многих из них были известны в свое время не только на Кавказе, но и на мусульманском Востоке. Будучи религиозными в своей основе, их работы включали в себя также исторические и географические сведения, философские и этические воззрения. Многие из этих авторов были не только учеными-теологами, но и талантливыми поэтами. Среди них особо выделялись Абубекир Аймакинский, Мухаммед Кудутлинский.

Значительное место в дагестанской арабоязычной литературе занимали также религиозно-назидательные стихотворные жанры — турки, мавлиды, проповедующие догматы мусульманской религии. Вместе с тем в произведениях арабоязычных писателей зарождаются новые тенденции — авторы стремятся противопоставить раскованную мысль религиозной ортодоксии.

Рационалистические идеи проникают в творчество Мухаммеда Кудутлинского и Дамадана Мегебского. В поэзии Гасана Кудалинского наряду с моралистической тематикой заметно внимание к повседневным заботам человека.

Хотя первые произведения дагестанской литературы зародились и бытовали в иноязычной оболочке, они отражали историческую и реальную жизнь своего края. По свидетельству академика Игнатия Юлиановича Крачковского, одного из создателей школы советской арабистики, эта литература для кавказских горцев «не была экзотикой или завозным украшением внешней учености: ею действительно жили.Эти хроники в самом деле читали и перечитывали, с волнением переживая вновь отраженные там события».

Но арабский язык и арабоязычная письменность в Дагестане на протяжении длительного времени оставались доступными лишь феодальной верхушке, мусульманскому духовенству и ограниченному кругу современной интеллигенции.

Ход культурного развития края диктовал необходимость преодоления иноязычного барьера, преграждавшего путь широким массам населения Дагестана к письменной литературе на родных языках.

dibir kadiazbuka dag1742 — 1817

Алфавит, разработанный Дибир-Кади Хунзахским на основе арабского

На рубеже XVIII—XIX вв. Дибир-Кади Хунзахским был разработан алфавит на арабской графической основе, отразивший фонетические особенности дагестанских языков. Так возникла«аджамская» письменность, появились первые литературные памятники на языках народов Дагестана. К ним относится перевод на аварский язык известного памятника древнего Востока сборника «Калила и Димна», осуществленный Дибир-Кади Хунзахским. Литература на родных языках стала теснить арабоязычную, хотя литературное двуязычие продолжало оставаться характерной приметой культурной жизни многонационального Дагестана.

Известное оживление арабоязычного творчества в Дагестане наблюдается в 30—50-е годы XIX в., в период национально-освободительной борьбы горцев под руководством Шамиля, когда арабский язык становится официальным языком военно-теократического государства имамата.

Среди дагестанских писателей эпохи Кавказской войны достаточно четкой была дифференциация по отношению к движению мюридизма. Мюридизм – мусульманское учение, приверженцы которого мюриды (послушники), стремясь достичь нравственного совершенства, должны были беспрекословно повиноваться своему наставнику (имаму).

Лагерь противников движения образовали поэты Саид из Араканы, Юсуф из Аксая, Аюб из Дженгутая, Нурмагомед из Хунзаха. Лагерь сторонников и идеологов движения составляли Магомед Яраги, Мухаммед Тахир-ал-Карахи, автор хроники «Блеск дагестанских шашек в некоторых шамилевских битвах». Несмотря на идеи мюридистского фанатизма, это произведение — значительное явление в художественном воссоздании народной жизни.

События Кавказской войны выдвинули поэтов также из демократических слоев населения. Наиболее яркая фигура из этого ряда — Магомед-Бег из Гергебиля. Его художественное наследие дошло до нас в далеко не полном объеме: всего несколько исторических песен и две эпические поэмы «Ахульго» и «Пленение Шамиля». Эти произведения созданы в традициях народной эпической поэзии, без религиозной риторики и патетики. Поэта прежде всего привлекали реальные события и конкретные люди этой героической эпохи. Он славил героев бескорыстных и самоотверженных, клеймил алчность, корыстолюбие, продажность феодальной знати.

В XIX в. зарождаются русско-дагестанские литературные связи. Так, в газете «Кавказ» публикуются произведения дагестанца Д. Шихалиева, в их числе «Рассказ кумыка о кумыках». Это было первое свидетельство формирования литературно-публицистической традиции на русском языке в литературах Дагестана, традиции, которая впоследствии даст импульс к возникновению жанров научно-художественной публицистики.

Также к этому периоду относятся первые публикации фольклорных и литературно-художественных произведений на русском и дагестанском языках относятся. «Воспоминания муталима» лакца Абдуллы Омарова на русском языке повествуют о жестоких нравах ханов и беков, о фанатизме духовенства. Известен «Сборник ногайских и кумыкских народных песен», составленный Магомед-Эфенди Османовым и изданный в Петербурге в 1883 г.

Конец XIXв. можно считать временем становления дагестанской национальной литературы. Расцвет любовной лирики, появление социально-философских мотивовв поэзии Эльдарилава из Ругуджи (1857—82), Ирчи Казака (1830—79), Етима Эмина (1837—89), Омарла Батырая (1826—1910), Махмуда из Кохаб-Росо (1873—1919), Сукур-Курбана (1842—1922) привели к постепенному выделению творческой индивидуальности в народной поэзии. Все эти поэты подарили своему горному краю яркие стихи и песни, в которых рассказывали о своей любви к родине, о той борьбе, которую вели горцы за свою свободу. Уделялось место в этом творчестве и простой любви к женщине, семье, детям.

В предреволюционные годы XX в. дагестанская литература отражала социальные изменения, происшедшие в жизни горцев, обострение классовых противоречий. Социальные мотивы в этот период наиболее четко выражены в сатирических произведениях лезгина Сулеймана Стальского (1869—1937) («Судьи», «Муллам», «Самовар», «Купцы-чиновники»), аварца Гамзата Цадаса (1877—1951) («Выступление по тревоге», «Дибир и хомяк», «Харчевня», «Собака Исина»).

Октябрьская революция 1917 г. создала все условия для бурного развития Дагестанской литературы. В годы гражданской войны родились боевые песни, революционные песни, воспевавшие Коммунистическую партию. Советская власть сплотила народности Дагестана, создала письменность (1928) на латинской основе для широких народных масс

Первые шаги в развитии новой дагестанской литературы сделали писатели Зейналабидин Батырмурзаев и Гарун Саидов, которые погибли в борьбе за Советскую власть. В условиях начавшегося мирного строительства классовая борьба приняла ожесточенный характер. Перед дагестанской литературой стояла задача помогать упрочению Советской власти на местах, разоблачать враждебные замыслы кулачества, звать трудящихся к просвещению.

В 20-х гг. продолжают писать стихи лезгинский поэт Сулейман Стальский и аварский поэтов Гамзат Цадаса. Стали известны стихи Магомеда Мирза Шамсудина, Умара Арашева, Загида Гаджиева, даргинских поэтов Улакая Урахинского, Рабадана Нурова, Азиза Иминагаева, кумыкских поэтов Казияу-Али, Абдуллы Магомедова, Багау Астемирова, лакских писателей Ибрагим-Халила, Курбана Алиева. Все их произведения были на злобу дня – о революции и ее достижениях, социалистическом строительстве и гражданской войне.

Решение ЦК ВКП(б) «О политике партии в области художественной литературы» (1925) и мероприятия партии, реализующие это постановление, оказали влияние на дальнейшее развитие дагестанской литературы. В 1928 для руководства литературой было создано Оргбюро Дагестанской Ассоциации пролетарских писателей, проводившее большую организационную работу. Дагестанские поэты бичевали религиозные предрассудки, вредные пережитки в сознании горцев, обычаи, препятствовавшие развитию культуры, кулацко-собственническую идеологию.

К нач. 30-х гг. от поэзии с установившимися традиционными формами дагестанская литература перешла к новым формам художественного изображения. После постановления ЦК ВКП(б) «О перестройке литературно-художественных организаций» (1932) отдельные литературные группы республики объединились в единый Союз советских писателей.

Большое значение в эти годы имело укрепление русско-дагестанских литературных связей. В Дагестан приезжали бригады русских писателей для оказания помощи местным авторам. Осуществлялись переводы с национальных языков на русский язык и обратно, налаживалось систематическое издание произведений дагестанских писателей. Впервые в 1934 г. отдельными изданиями вышли на родных языках книги С. Стальского — «Избранные произведения», Г. Цадасы — «Метла адатов», Казияу Али — «Казияу Али поет». На русском языке издана «Антология дагестанской литературы» (1934), а также антологии аварской, кумыкской, даргинской, лакской и лезгинской литературы на родных языках (1932—34). В эти годы дагестанская литература выходит на всесоюзную арену.

gafurov

Абуталиб Гафуров (1882 – 1975)

В 30-е гг. появились первые произведения на табасаранском и татском языках. Ширился процесс творческого взаимообогащения литератур народов Дагестана, устанавливались тесные связи с другими братскими литературами народов СССР. Звание Народного поэта Дагестана получили: лезгин С. Стальский (1934), аварец Г. Цадаса (1934), кумык А. Магомедов (1934), лакец А. Гафуров (1939).

gafurov abutalib skasalСвердловская областная межнациональная библиотека хранит в своих фондах творения дагестанских поэтов и писателей разных поколений. Представляем вам книгу одного из первых народных поэтов Дагестана Абуталиба Гафурова «Абуталиб сказал». Поэт родился и вырос из плоти и крови народа, из самых глубин его жизненных устоев и традиций. Как никто другой, он был ярким выразителем народной мудрости, совести, высокой духовности, неиссякаемого оптимизма и жизнеутверждения. Издание содержит стихи, новеллы, притчи автора.

zadasaГамзат Цадаса (1877 – 1951)

Еще один народный поэт Дагестана – Гамзат Цадаса (отец Расула Гамзатова).Талантливый мастер сатиры и юмора, баснописец и драматург, автор эпических поэм, лирических стихов, сказок для детей. Предлагаем вам почитать сборник его стихов «Мудрость».

 

Стихотворение из этого сборника «Памяти Сулеймана Стальского», друга Цадасы и одного из зачинателей дагестанской литературы.

 

Памяти Сулеймана Стальского

 

Как будто гром над нами прогремел

И у меня открылась в сердце рана, —

Нет, не Ашага-Сталь осиротел,

Осиротели все аулы Дагестана.

 

Когда падет боец, другой боец

Встает на место павшего героя, —

Но кто заменит нам тебя, певец?

Кто голосом твоим заговорит со мною?

 

Каким бы ясным ни был мысли ход,

Какие б ни возникли в сердце звуки,

Поэт берет перо, бумагу в руки,

И песнь из-под пера его течет.

А Сулейман к бумаге не привык,

В сердцах людей свою черпал он силу.

Ему пером был собственный язык,

И кровь ему чернилами служила.

 

Неграмотен он был, старик седой

(Что делать, бедняки учились мало!),

Неграмотность была его бедой,

Но и она его бессмертьем стала.

Гамзат Садаса был не только прекрасным поэтом и драматургом. Он писал также сказки и басни, которые собраны в книге «Дедушкины сказки». Они будут интересны не только детям, но и старшему поколению, возможно, не знакомому с этой гранью творчества одного из основоположников дагестанской советской литературы.

В те же годы на литературной арене проявились кумыкские поэты Аткай Аджаматов (р. 1911), Камиль Султанов (р. 1911), Анвар Аджиев (р. 1914), лакский поэт Юсуп Хаппалаев (р. 1916), татский поэт Манувах Дадашев (1912—43). Они изображали процессы коллективизации, сопровождавшиеся острой классовой борьбой, энтузиазм народа, рост гражданской сознательности.

Источником новых тем служили успехи социалистического строительства, подъем культуры дагестанских народов.Тема раскрепощенной женщины, девушки-горянки получила воплощение в стихах Эчиу Гаджиевой, Гамзата Цадасы, Абдурахмана Омаршаева. В них выражены чувства женщины-горянки, мироощущение свободного, равноправного гражданина.

К концу 30-х гг. расцвело творчество лакского писателя Эффенди Капиева (1909—1944). Получили известность его переводы на русский язык произведений дагестанского фольклора, дагестанских поэтов, особенно С. Стальского. Дарование и мастерство Капиева раскрылись в его книгах «Резьба по камню» (1940), «Поэт» (кн. 1—2, изд. 1944), вошедших в сокровищницу советской литературы. Стремление к русскому языку, к русской культуре в судьбе Капиева было закономерным следствием того времени, тех условий, в каких ему довелось жить. Писатель рано пришел к выводу, что на его многоязычной родине, где говорят более чем на тридцати, а пишут на семи языках, «обобщать опыт всей литературы можно только на одном языке». А если на одном, «то пусть это будет русский язык, язык Ленина, ибо это государственный язык в Дагестане».

effendi kapievЭффенди Капиев (1909 – 1944)

Он избрал русский язык как язык, на котором можно говорить со многими. Спаяв воедино две поэтические традиции, две культуры – родную, горскую и русскую, Капиев пришел в русскую литературу со своей темой и опытом жизни, принес картины, образы, строй поэтического мышления, свойственные ему, горцу. Средствами русского языка он выразил душу своей горской родины.

«Я горжусь, что я – сын маленького народа, составляющего какую-то горсточку людей в сравнении с другими народностями Советской Страны, — сумел проложить себе дорогу в жизни, стал русским писателем. И я знаю, что это возможно только в нашей стране».

К сожалению, ранняя смерть писателя не дала возможности осуществиться многим его замыслам. Но и то, что написано им, — вошло в золотой фонд советской многонациональной литературы.

kapiev poetВ нашей библиотеке Эффенди Капиев представлен книгой «Поэт».Это одно из лучших произведений автора. Прообразом главного героя этой книги стали дагестанские народные поэты, и в частности Сулейман Стальский, с которым Капиева связывала большая дружба. Автор стремился показать «не столько личность поэта, сколько, постичь в нем душу своего древнего горского народа на фоне того нового быта. Что дала нам революция».В издание также входят «Дагестанские записи» — интересные мысли автора, наблюдения над жизнью, горская мудрость, пословицы, поговорки.

 

Отрывок из книги Э. Капиева «Поэт»: «воспоминание второе – лето»:

«Стремительный ливень обрушивается на сады. Он трясет деревья, и в его просторном бушующем ритме тонет весь мир.

Меж небесами и землей натянуты мириады струн. Гул и грохот захлестывают все. Капли падают с тяжестью металла. Они сбивают с деревьев незрелые плоды и смешивают их с грязью. Взлохмаченные бурые потоки воды запрудили улицы. Потоки ворочают глыбами камней и со стуком увлекают их за собой. Они низвергаются, как водопады, и на их драконьих желтых загривках дрожит кипящая от гнева пена. По обочинам дороги плывут разоренные птичьи гнезда, мертвые мыши, солома, кусты бурьяна.

Все вздыблено и оглушено.

Листья деревьев повернуты ребром, как при буре. Сплошные черные струи воды стекают по стволам, и от этого стволы кажутся живыми и дрожащими, подобно студню. Канавы стали озерами, и над ними пляшут звонкие бубенцы пузырей. В тех местах, где разрушаются борты канав, на мгновение мелькает сизая, точно затянутая паутиной, сухая земля; ее тотчас же забивают капли.

Кружащиеся светлые вихри воды ходят над головой.

Молнии блестят на уровне висков и едва видимы в дыму.

Меж небесами и землей натянуты мириады струн, и на них звучит гремящая, грозная кантата ливня!

Я въезжаю в аул».

В 30-е годы дагестанская литература складывается как единая многоязычная литература на основе единого творческого метода — социалистического реализма. Ведущее положение в ней продолжает занимать поэзия, где наряду с традиционными жанрами появляются большие формы: поэма, баллада. Опираясь на народные истоки реально-бытовой сказки, новеллы, народного анекдота, хроники, басни и народного театра, развиваются проза и драматургия, творчески использующие традиции русского реализма. Появились первые романы, повести, рассказы, новеллы, очерки, а также народная драма (комедия, героическая драма). Писатели учились изображать новые, сложные стороны действительности, поднимали новые жизненные пласты, создавали образ героя-современника.

В годы Великой Отечественной войны дагестанские писатели и поэты правдиво рисовали боевые и трудовые подвиги героев фронта и тыла. Поэты обращались к изобразительным средствам устного народного творчества. Было создано немало значительных произведений: «Песня невест», «Письмо с фронта любимой», «Жена фронтовика» Г. Цадасы; «У ворот Кавказа», «Голос матери» З. Гаджиева; «Наказ отца», «Наказ матери» лезгинского народного поэта Тагира Хурюгского (1893—1958); «Седлайте, горцы, гнедых коней» (1943), «Залпы пушек» аварского поэта Расула Гамзатова; «Проводы горца» Гаджи Залова; «Кабардинская женщина», «План полковника» Абуталиба Гафурова. Широкую известность получили сатирические стихи Г. Цадасы — «Весенние сказки Гитлера», «Летние сказки Гитлера», «О том, как Гитлер гнался за двумя зайцами». Большое развитие получила любовная лирика. В прозе выделяются «Фронтовые очерки» Э. Капиева, повествующие о героических подвигах советских людей. Зверства немецких фашистов обличал Сайгид Абдуллаев в очерках «Одноглазые», «Фриц и Берта», «От Вислы до Одера». Новые пьесы Г. Цадасы — «Базалай», «Встреча в бою», «Айдемир и Умайганат»; Аткая Аджаматова — «Стальной капкан» ставились на сценах советских театров.

После войны ведущими в дагестанской литературе стали темы борьбы за мир, за новые успехи коммунистического строительства и воспитания человека. Появилось много талантливых писателей и поэтов. Среди них особо стоит отметить Фазу Алиеву и Расула Гамзатова.

fasu alievaФазу Алиева ( 1932 – 2016)

Расцвет творчества Фазы Алиевой пришелся на шестидесятые-семидесятые годы. Именно в это время ее произведениями заинтересовались другие народы и поэтому их начали переводить на другие языки (Фазу Алиева, несмотря на свободное владение русским, чаще всего писала свои произведения на родном аварском языке). Именно в этот период она пишет легендарные «Комок земли ветер не унесет», «150 косичек невесты», «Письмо в бессмертие», «Вечный огонь», «Когда радость в доме. В период восьмидесятых-девяностых годов Фазу Алиева больше сосредотачивается на прозе, хотя в это время выходят двухтомники избранных произведений поэтессы на русском и аварском языках. В девяностые годы Фазу Алиева публикует сразу три романа: «Два персика», «Листопад» и «Знак огня». Кроме того, в свет выходят сборники ее прозы — «Излом», «Отчего седеют женщины» и «Дагестанские тосты».

В шестьдесят девятом году поэтессе было присвоено звание «Народный поэт Дагестана». Творческое наследие этой поэтессы — более ста книг и сборников, которые переведены на более чем шестьдесят языков мира. Благодаря Фазу женщины горной республики не чувствуют неравенства по сравнению с мужчинами. Особо ценны ее стихи-советы женщинам:

Едва я это слово вспомню,

О, женщина, —

Я в тот же миг,

Как будто медом рот наполнив,

Вдруг замолкаю —

Нем и тих.

Светло — когда в семье жена.

Как будто лампа зажжена

И пахнет запахом медовым.

Жена — игла,

Жена — метла,

Жена — пчела над каждым домом.

Жена — и ласковость и сила.

Я пью за то, чтобы она,

Коль надо — медом угостила,

Коль надо — жалом укусила.

Такою быть должна жена

А вот советы для мужчин:

Будь с ЖЕНЩИНОЮ осторожен.

Она до непонятных пор на поле минное похожа.

И ты пред женщиной — сапер.

Иди и взвешивай свой каждый и шаг, и жест.

Не оступись, не оплошай.

А то однажды взорвётся мина… И… прощай!

****

Коль женщина тебя не любит,

Коль нет огня в ее груди, —

Руби с плеча, как узел рубят.

Будь мужественным. Уходи.

Оставь старанья. Хлопни дверью.

Сознайся: женщина права.

Нельзя в песок сажать деревья

И на воде писать слова.

kniga alievoi v ogonБиблиотека располагает несколькими изданиями Фазу Алиевой. Интерес представляет книга «Вечный огонь».Она вобрала в себя несколько поэм, посвященных дагестанцам-героям, участникам Великой Отечественной войны и войны в Афганистане. Автор пишет:

«В этой книге собраны поэмы, которые особенно дороги моему сердцу. Для меня всегда источником вдохновения, моими святынями были любовь и мужество, и я считаю, что без них нет поэта, нет истинного творчества. Любовь и мужество – это два крыла нашего сердца, нашей души. Любовь и мужество – два крыла, две вершины, два океана моего творчества. Именно эти крылья позвали меня в путь, к восхождению, к воспеванию подвигов советского народа. В этой книге я собрала поэмы, написанные не понаслышке, каждой из них предшествовали поездки на места событий, тяжелая кропотливая работа. Память! Это самое главное, это весть потомкам, чтобы они помнили все то, что сделали, пережили, перенесли советские люди, для их будущей жизни, для мира.

Память учит и призывает, убеждает и предостерегает, дает силы и внушает веру. В памяти мы черпаем силы для новых свершений. Я лично – для новых произведений. Я горжусь своим народом, который является источником моего вдохновения».

rasul gamsatovРасул Гамзатов (1923 – 2003)

Расул Гамзатов — гениальный поэт и выдающийся представитель дагестанской национальной культуры и современной российской литературы ХХ в. Страна поэзии, именуемая Расулом Гамзатовым, известна миллионам читателей и любима ими. У него много титулов, премий, наград, званий и должностей. Но самый высокий, вечный и бессмертный его титул – Поэт Расул Гамзатов. Поэзия Гамзатова составляет великолепную культурную эпоху.

Расул Гамзатов – самобытный поэт. В его творчестве сочетались гражданский пафос и лиризм с народными традициями аварской поэзии. Он выразительно и свежо рисует людей и природу родного края. Гамзатов всей душой любил свой родной Дагестан, считал его своей «первой матерью». Здесь его сердце, его боль за будущее земли, на которой он родился. «Поэзия без близкой земли, без близкой почвы – это птица без гнезда», — говорил поэт. Творчество Гамзатова украсило образ Дагестана ореолом высокой духовности и культурной самобытности. Вместе с тем оно расширило жанровую палитру национальной литературы. С Гамзатовым литература Дагестана прошла громадный путь и заняла достойное место в культуре всей России.

Своей «второй матерью» поэт называл великую Россию. «Две матери, как два крыла, как две руки, два глаза, две песни. Перед обеими я в сыновнем долгу». Гамзатов искренне убежден, что чувство Родины, настоящий патриотизм, национальная гордость за свой народ не могут соперничать друг с другом. Народам России будет хорошо только в том случае, если они будут вместе, но при этом сохранят и умножат свою самобытную культуру. Вот слова, которые звучат как завещание всем нам, всем народам России:

Живите долго, праведно живите,

Стремясь весь мир к собратству сопричесть,

И никакой из наций не хулите,

Храня в зените собственную честь.

Прекрасные слова сказал о Гамзатове великолепный русский поэт Роберт Рождественский: «Поэт он огромный, сделавший знаменитым и Дагестан, и аварский язык, и свои горы. Сердце его мудрое, щедрое, живое. Я видел его во многих выступлениях, где он оставался гражданином, мудрецом, шутником. С врагами он сражался без жалости, бил их мудростью. Поэт он не только дагестанский, но и русский поэт. Его всегда называют в числе любимых поэтов». Лучше и не скажешь. Это действительно так было, есть и будет.

gamsatov s mamoyРасул Гамзатов с матерью Хандулай

Гамзатовым было написано более сорока книг. Во всех он писал о любви к людям, земле, Родине, женщине, матери. И через всю свою жизнь Расул Гамзатов пронес любовь и уважение к своей маме Хандулай. Он создал образ женщины-матери — дарительницы жизни, любви и песен.

Мама

По-русски мама, по-грузински нана

А по-аварски — ласково «баба».

Из тысяч слов земли и океана

У этого — особая судьба

Став первым словом в год наш колыбельный,

Оно порой входило в дымный круг

И на устах солдата в час смертельный

Последним зовом становилось вдруг.

На это слово не ложатся тени,

И в тишине, наверно, потому

Слова другие, преклонив колени,

Желают исповедаться ему.

Родник, услугу оказав кувшину,

Лепечет это слово оттого,

Что вспоминает горную вершину -

Она прослыла матерью ее.

И молния прорежет тучу снова,

И я услышу, за дождем следя,

Как, впитываясь в землю, это слово

Вызванивают капельки дождя.

Тайком вздохну, о чем-нибудь горюя,

И, скрыв слезу при ясном свете дня:

«Не беспокойся, — маме говорю я, -

Все хорошо, родная, у меня».

Тревожится за сына постоянно,

Святой любви великая раба,

По-русски «мама». По-грузински «нана»

И по-аварски – ласково «баба».

«Поэзия без родной земли, без родной почвы — это птица без гнезда», — говорил поэт. Выбор этой темы он объяснял так: «Моя тема — родина. Мы не выбираем себе родину, но родина с самого начала выбрала нас. Не может быть орла без неба, горного тура без скалы, форели без быстрой и чистой реки, самолета без аэродрома. Так же не может быть писателя без родины».

О Родине

Понять я не мог, а теперь понимаю -

И мне ни к чему никакой перевод, -

О чем, улетая, осенняя стая

Так горестно плачет,

Так грустно поет.

Мне раньше казалось: печаль беспричинна

У листьев, лежащих в пыли у дорог.

О ветке родной их печаль и кручина –

Теперь понимаю,

А раньше не мог.

Не знал я, не ведал, но понял с годами,

Уже с побелевшей совсем головой,

О чем от скалы оторвавшийся камень

Так стонет и плачет,

Как будто живой.

Когда далеко от родимого края

Судьба иль дорога тебя увела,

И радость печальна — теперь понимаю, -

И песня горька,

И любовь не светла,

О, Родина...

gamsatov v gorahПервая его страсть, первое чувство, первая любовь — Дагестан. В этом понятии сосредотачиваются самые сокровенные мысли и чаяния поэтической души Расула Гамзатова. «В какие бы края ни забросила меня судьба, я везде чувствую себя представителем той земли, тех гор, того аула, где я научился седлать коня. Я везде считаю себя специальным корреспондентом своего Дагестана. Но в свой Дагестан я возвращаюсь как специальный корреспондент общечеловеческой культуры, как представитель всей нашей страны и даже всего мира».

Много родников в моих краях

Все они прекрасны и певучи.

Словно близнецы, в полях цветы.

И не отгадать, который лучше.

Блещут зеленые долы и луг,

Зеленеют поля и полянки,

Словно их постирали горянки,

А потом расстелили вокруг

Заалела заря, заалела,

Стало облако розовым вдруг.

И на головы бычьи умело

Брошен пурпур из огненных рук.

Голубеют сквозные просторы,

Синей бездны заоблачный круг.

Синий сумрак, окутавший горы,

Колокольчика синего звук.

Сегодня Расул Гамзатов – один из самых выдающихся поэтов XX в. Он продвинул вперед всю мировую поэзию, раздвинул ее горизонты. Именно ему, истинному сыну своей эпохи и народа, суждено было выполнить благородную миссию – совершить поэтическое открытие Дагестана. Его творчество подлинно национальное по своему облику и складу.

Нескончаемо долгой будет благодарная память о великом поэте, нашедшем свое место в улетающей стае «белых журавлей».

gamsatov c lub k ggamsatov moq dag oblgamsatov zeluy ruki

Всех, кто любит творчество этого великого сына дагестанского народа, приглашаем в библиотеку, где книги поэта можно найти в фонде художественной литературы народов России в разделе «Литература Дагестана». Среди них:

  • «Собрание сочинений в 5 томах»

  • лирико-философское сочинение «Мой Дагестан»

  • сборник стихов сказаний и поэм «Имя твое»

  • лучшие стихи и поэмы, посвященные образу матери «Целую руки матерей»

  • сборники стихов «С женщиной наедине»и «С любовью к женщине»о любви к женщине и многие другие издания.

Сегодня в Дагестане по-прежнему хватает писателей и поэтов. Кавказская литература остается важным звеном общероссийской. При этом местная поэзия сохраняет свою самобытность. Таланты могут писать как на своих родных языках, так и на русском: у каждого из них есть свое представление об окружающем мире; кто-то воспевает земную любовь, кого-то вдохновляет природа Кавказа. Но все они – это поэты, воспевшие Дагестан в самых разных его проявлениях, его горы, историю, людей.

Литература народов Севера, Сибири и Дальнего Востока

К народам Севера, Сибири и Дальнего Востока относятся алеуты, вепсы, долганы, ительмены, коряки, манси (устаревшее название — вогулы), кеты, нанайцы, ненцы, иганасаны, нивхи (гиляки), ороки, орочи, саамы, селькупы, удэгейцы, ульчи, ханты, чуванцы, чукчи, эвенки (тунгусы), эвены (ламуты), эскимосы, юкагиры (одулы), якуты.

По религиозным воззрениям эти народы изначально язычники-шаманисты.

mifУстнопоэтическое творчество народов Сибири существовало почти в первозданном виде до 1930 — 1940-х. гг. XX в. К ним относятся: мемораты – былички, устный рассказ, передающий воспоминание рассказчика о событиях, участником или очевидцем которых он был; обрядовая мифология; космогонические мифы; мифологические сказки о животных.

Вершинными жанрами были: богатырские песни ненцев (ярбабц и сюдбабц), героические сказания эвенов и эвенков, наполненные фантастическим мифологизмом, героические песни-сказки обскихугров.

kniga yakut sk1Подрастающему поколению библиотека предлагает познакомиться с книгой «Якутские сказки».Сказки способствуют пониманию вечных истин – Добра и Зла. Они имеют важное значение в заложении основ взаимоотношений ребенка с окружающим миром и в формировании его первых попыток познания мира и себя через волшебные образы и ситуации. Книга щедро иллюстрирована, что, безусловно, поможет восприятию ребенком текстового материала. А все вместе способствует пробуждению фантазии и творческого мышления детей. На русском и якутском языках.

Отдельно стоит жанр лирической песни-судьбы, в большей степени проявившейся у обских угров: манси и ханты. Человек рассказывал о своей жизни, ее горестях и радостях. Имя создателя, зафиксированное в песне, сохранялось таким образом в памяти народа.

kniga skazkiРекомендуем почитать еще одно очень интересное издание: «Сказки и легенды народов России».Книга объединяет под одной обложкой сказки и легенды многочисленных народов России, дополненные справочной информацией о каждом народе – его месте проживания, численности, истории, вероисповедании, особенностях быта, фольклоре, известных людях.В издании представлены образцы народного творчества карелов, ненцев, чукчей, эскимосов, якутов, бурят, татар, башкир, чувашей, чеченцев, адыгов и многих других. Издание богато иллюстрировано классическими изображениями представителей народностей в национальных костюмах, картинами повседневного народного быта и природных ландшафтов. Книга служит идее толерантного общения, представляя Россию как единую, многообразную страну, где живут сотни талантливых народов и народностей.

История литературы народов Сибири представлена тремя этапами: рубеж 1920—30-х годов вплоть до конца 1940-х — это период зарождения национальных литератур, первая четверть 1950-х — начало 60-х годов — время становления, вторая половина 1960-х — 90-е годы — период художественного самоопределения.

Заметим, что дата официального зарождения художественной словесности северных народов весьма условна. Показательным может быть следующий факт: официальное зарождение литератур произошло в стенах Института народов Севера в Ленинграде в 1930 г. Стартовым следует считать 1927 г., когда прошел IV расширенный Пленум Комитета Севера. В нем участвовали студенты и слушатели рабфака северных народностей Ленинградского института живых восточных языков. Именно здесь заявили о себе как о первых писателях своего народа хант Ельпин, юкагир Николай Спиридонов (Тэки Одулок), эвенки Алексей Салаткин и Георгий Нергунеев (Давлан). Впоследствии благодаря инициативе и усилиям первых ученых-североведов Глафиры Макарьевны Василевич, Елены Павловны Лебедевой, Михаила Григорьевича Воскобойникова в Институте издавались рукописные студенческие журналы «Тайга и тундра» (1928,1933), сборники студенческих рассказов «О нашей жизни» (1929), литературные альманахи «Раньше и теперь» (1938). Из рукописных журналов читатели узнали эвенка Алексея Платонова, который написал первые стихотворения-песни о Красной армии, комсомоле, природе). В 1939 г. его первый поэтический сборник «Песни эвенков» был переведен на русский язык. Сам автор читал свои стихотворения в виде речитатива или песни, согласно эвенкийской традиции исполнения в виде песни-сказок, героических сказаний.

В художественной словесности малочисленных народов региона была распространена бытовая проза, так называемые «описательные повести», рассказы о повседневной жизни. Появились повесть «Мечты Маргеши сбываются» эвенка Никиты Сахарова, «Жизнь Имтеургина-старшего» юкагира Тэки Одулока. Эта повесть впитала традиции юкагирской сказки и жанровые традиции русской литературы. Высокую оценку произведение молодого юкагирского писателя получило у классиков русской литературы — Алексея Толстого и Максима Горького, и было издано в Англии, Франции, Чехословакии, Польше, Литве, Казахстане, Белоруссии. Описательное начало бытовой прозы было предопределено, с одной стороны, этнографичностью повествования, а с другой — еще нехваткой писательского мастерства. Фольклорно-этнографическое содержание описательных повестей зачинателей литератур позволило в художественной форме показать ценностную картину мира своего народа.

Становление литератур народов Сибири в 1930 — 1940-е гг. отмечено зарождением их общности на основе единства духовной культуры. Они прошли путь от обработок фольклора и фиксации фактов текущей жизни на родном или русском языках до создания первых художественных произведений автобиографического и социально-исторического характера.

kimonkoДжанси Кимонко (1905 – 1945)

Ранний этап становления литературы характеризует отчетливо выраженный стилистический подход к фольклорному тексту. Это ощутимо в творчестве зачинателей литератур — удэгейца Джанси Кимонко «Там, где бежит Сукпай», эвена Николая Тарабукина «Мое детство». Творчество Кимонко суммировало жанрово-стилевые поиски предшественников. «Там, где бежит Сукпай» — повествование о человеке, чья неуемная жажда жизни помогла преодолеть сковывающие зарождающуюся индивидуальность каноны родового сознания. Фольклор начинает активно вовлекаться зарождающейся литературой, способствуя появлению качественно нового стилевого принципа повествования.

Значительность этого этапа определяется тем, что становление национальных литератур активизировало процесс становления письменного литературного языка у народов.

 

 

teki odulok

Николай Спиридонов (Тэки Одулок) (1906 – 1938)

Конец 1940-х — 50-х годов был временем художественной стагнации. Этому способствовала драматичная социально-политическая ситуация: во время войны многие рукописи были утрачены, а массовые репрессии, прокатившиеся по стране, не обошли стороной Институт народов Севера. Некоторые ученые были репрессированы, так же как и писатели — выпускники Института, например юкагирский писатель, ученый Николай Спиридонов — Тэки Одулок.

Возобновление литературных традиций со второй половины 50-х — начала 60-х гг. связано с началом литературной деятельности молодого поколения литераторов северных народов. Появились новые имена: чукотский прозаик Юрий Рытхэу, нивх Владимир Санги, нанаец Григорий Ходжер, ненцы Леонид Лапцуй и Василий Ледков, эвенкиец Алитет Немтушкин.

Несомненно, стоит обратить внимание на творчество Юрия Рытхэу и Владимира Санги.

 

rutheuЮрий Рытхэу (1930 – 2008)

Юрий Рытхэу – выдающийся национальный писатель не только своего народа, но и всей России. Его творчество было посвящено донесению до мира правды о жизни и быте чукчей и других народов Севера, защите их прав. Он считал своей заслугой не то, что создал чукотскую литературу – а то, что утвердил её как часть русской литературы. Писатель говорил об этом так:

«Мне важна и приятна та роль, которую я выполнил в литературе, именно русской, в которой занял особое место, утвердив литературу чукотскую… Повествовательная форма классической русской литературы стала для меня надолго образом. В некотором роде сейчас могу сказать, что многое из неё освоил, то есть подал по-своему».

Все написанное Рытхэу связано с жизнью чукотского народа. Юрий Сергеевич считал, что чукча может оставаться чукчей, но ничто не должно искусственно мешать ему стать частью русской цивилизации.

 

kniga rutheurutheu kniga11

Всех, кто хочет познакомиться с творчеством этого прекрасного писателя приглашаем в библиотеку. Мы предложим вам обширную подборку книг с его произведениями.

  • «Полярный круг». В книгу вошли произведения, которые составляют как бы единое целое: повествование о глубоких человеческих корнях современной культуры народов Чукотки, о сложных судьбах людей Севера.

  • «Дорожный лексикон» — последняя книга Юрия Рытхэу. Это оригинальный сплав автобиографической прозы и богатейших сведений из первых рук об истории, культуре, верованиях, быте и современной жизни чукотского народа. Книга написанная живо, ярко, с долей доброй иронии и мудрой снисходительности к людям, будет интересна всем, кто любит настоящую литературу.

Отрывок из книги:

МОРЕ (анкы)

«Его голос — это первый природный голос, который я услышал в своей жизни. Наша яранга стояла в морском ряду древних жилищ, выстроившихся вдоль уэленской галечной косы. Даже в самые тихие дни, дни полного штиля и неподвижности воздуха, его мощное дыхание проникало сквозь тонкие стены из кожи моржа, смешивалось с человеческими голосами и составляло постоянный фон. А в штормовые дни, в дни морского гнева, на галечную косу обрушивались удары такой силы, что все вокруг содрогалось, мигало пламя в каменных жирниках и даже притихшие собаки вздрагивали и глубже прятали в мех свои испуганные морды. Особенно громко и убедительно напоминало море о своей мощи поздней осенью, перед приходом постоянного зимнего ледового панциря. Иногда волны доходили до нашей яранги, и случались годы, что нам приходилось покидать свое жилище и переселяться к родственникам, которые жили в лагунной части нашего селения. Когда море ненадолго успокаивалось, люди направлялись на берег, в поисках даров моря. Чаще всего собирали мыргот, свежую морскую капусту, мелких рачков, куски дерева. Случалось, что выкидывало целого моржа и тюленя. Обычно зверь был несвеж, но вполне годился в качестве приманки на пушного зверя. Дармовую тушу отвозили в тундру и оставляли рядом с настороженными капканами и ловушками. На моей памяти несколько раз море дарило уэленцам бесценный подарок — целую китовую тушу. Почти всю зиму из вмерзшего в лед морского великана вырезали кубы желтого сала, топили из него жир, кормили собак. Вокруг туши питались многочисленные тундровые звери — песцы, лисы, волки, росомахи. Но большую часть года Чукотское море было покрыто крепким ледовым покровом. С берега ледовое пространство казалось бесконечным, протянувшимся на огромное расстояние до самого Северного полюса. Между прочим, на карте, висевшей в школе, наше морское пространство к северу от Уэлена было закрашено белой краской, обозначающей сплошной лед. Но лед не был сплошным. Он был испещрен трещинами, через которые выходило морское тепло, разводьями и полыньями, спокойная гладь воды нередко нарушалась всплеском всплывающих нерп и лахтаков. Иногда среди торосов появлялся сам хозяин Ледовитого океана — умка, белый медведь».

  • «Белые снега». Роман возвращает читателя к временам легендарного похода ледокола «Литке», на борту которого к берегам далекой Чукотки был доставлен первый чукотский букварь. Созданный трудом подвижников, русских ученых и учителей.

  • «Остров надежды». Роман посвящен освоению и исследованию арктических берегов нашей страны. Действие разворачивается в середине двадцатых годов на острове Врангеля. В центре повествования образ Георгия Ушакова, большевика, исследователя полярных архипелагов.

  • «Магические числа». О становлении Советской власти на Чукотке, о влиянии исторических событий на судьбы отдельных людей. Среди главных героев – выдающийся полярный исследователь Руал Амундсен

  • «Конец вечной мерзлоты». Роман, посвященный трудномуи сложному периоду первых лет Советской власти, рассказывает о создании первого на Чукотке революционного комитета. Через все произведение проходит тема братской дружбы народов нашей страны

sangiВладимир Санги ( род.в 1935 г.)

Творчество Владимира Санги, первого в истории маленького народа нивхов писателя, знакомо не только русскому, но и зарубежному читателю. Он основал письменность и создал национальный букварь этого народа. Создавал свои произведения на своем родном языке. Однажды писатель сказал: "Пишущих нивхов сегодня, к счастью, немало. Но — пишущих на русском языке. А на нивхском — нет. Уже нет или еще нет".

Когда были напечатаны его первые произведения, известный советский писатель Константин Федин сказал: «Появился певец нивхов, который отрывает другому народу душу и сердце своего». На протяжении своего творческого пути Владимир Михайлович не изменял этому правилу, в его произведениях очень много автобиографичного, документального, все они написаны с большим уважением и глубоким почтением к своему народу. В них отразилась связь между прошлым, настоящим и будущим древнего нивхского народа, национальный характер, мышление, особое видение мира, быт, традиции, ритуалы, язык — то, что в условиях современной цивилизации может быть безвозвратно потеряно, если не будет зафиксировано для потомков.

Санги и сейчас не перестает писать. В его творчестве видна сохранённая в мифах связь человека с природой, с миром животных и с духовными силами, которые определяют материальное бытие. 18 марта писателю исполнилось 85 лет.

Владимир Санги представлен в библиотеке следующими изданиями:

  • kniga sangi«В царстве владык. Повести, рассказы, легенды». Автор рассказывает о новой жизни нивхов при Советской власти, о труде своих земляков-рыболовов, охотников и звероловов, знакомит читателя с особенностями уклада жизни нивхов

 

  • sangi u istoka«У истока». Романы, повести, рассказы, сказки, мифы. Центральное место в книге занимает роман «Женитьба Кевонгов», представляющий широкую панораму жизни народа нивхов.

  • Сказка «Мудрая нерпа» из книги «У истока»

Жила в заливе нерпа. Жила и горя не знала. Днём она выходила на песчаный берег и сладко дремала под тёплыми лучами летнего солнца. Выспавшись, влезала в воду, долго резвилась в своё удовольствие. Потом ловила самых вкусных рыб — благо в заливе много всякой рыбы.

Раздобрела нерпа от сытой жизни и стала поучать других зверей уму-разуму.

Говорила вороне:

Эх, ворона-ворона, голодные глаза. Живёшь ты много лет, а ни разу не вкусила живой трепещущей рыбы. Всё пользуешься падалью, несчастная. Мне жаль тебя. Надо было тебе родиться нерпой.

Говорила зайцу:

Эх, заяц-заяц, неспокойные ноги. Так много бегаешь по тайге за корьём. И всё равно ты тощий, как сук ольхи. Мне жаль тебя. Надо было тебе родиться нерпой.

Так и жила нерпа и поучала зверей и птиц.

Как-то поселилась в прибрежных кустах лиса.

Нерпа несколько раз видела лису, пыталась заговорить с ней, но та всё уходила от разговора. И нерпа невзлюбила за это лису.

Всё лето лиса кормилась мышами, ягодой, разоряла птичьи гнёзда. Осенью она ловила мышей, подстерегала молодых, ещё глупых птиц, грызла орехи. Зиму она пережила трудно. Кое-как дотянула до весны.

И вот голодной весной лиса вспомнила о нерпе. Вышла на берег залива и увидела: нерпа плавает в разводье. Облизнулась лиса. Но разве справиться ей с нерпой: та большая и сильная! И плавает нерпа в ледяной воде, где лиса не может продержаться и один миг. Но тут увидела лиса нерпёнка. Жирного, беленького, ещё совсем беспомощного. Нерпёнок лежал на льдине невдалеке от берега.

Лиса выскочила на припай, заплясала, будто обрадовалась встрече с нерпой.

Ты чего это пляшешь? — спросила нерпа.

Как же мне не радоваться! Ведь я давно ищу встречи с тобой, мудрая нерпа! — А сама так и приплясывает, так и приплясывает. От голодного нетерпения, конечно.

Зачем я тебе? — спрашивает нерпа.

Я очень прошу тебя, мудрая нерпа, научи меня счёт вести.

А зачем тебе ещё счёт вести? — удивляется нерпа. И, польщённая вниманием лисы, подумала: «Вот какая я мудрая — сама лиса пришла ко мне учиться».

А затем, чтобы знать, сколько у меня друзей. Ты мой друг. И других нерп я хочу взять в свои друзья.

Ну ладно, научу, — сказала нерпа. — Давай повторяй за мной.

Лиса пригнулась над кромкой припая, приготовилась.

Раз, — сказала нерпа.

Раз, — повторила лиса и коснулась лапой головы нерпы.

Два, — сказала нерпа.

Два, — повторила лиса, пронесла лапу от головы нерпы и коснулась воды. — Ой-ой-ой! — закричала лиса, затрясла лапой.

Ты чего кричишь? — спросила нерпа.

Лапу обмочила, — жалуется лиса.

Встряхни её, подержи на ветру, — посоветовала нерпа. — Тоже мне, воды боится. Надо было тебе родиться нерпой.

Долго ждала нерпа, когда просохнет шерсть на лапе лисицы. Дождалась и говорит:

— Давай по новой. Значит, раз…

Лиса повторяет:

— Раз…

— Два…

Лиса повторяет:

— Два… — коснулась опять воды. — Ой-ой-ой! — закричала она, затрясла лапой.

— Экая ты неловкая. Зачем же мочить лапу? — недовольно ворчит нерпа.

— Как же я могу не коснуться воды, когда никого там нет. Ведь ты — «раз», а на «два» никого нет. Получается не «два», а пустое место.

— Вот оно что! — усмехнулась нерпа и поплыла за подружками. Привела, выстроила их одну за другой и говорит: — Давай, лиса, продолжим. Значит, раз…

— Раз, — сказала лиса и вскочила на голову нерпы.

Два, — сказала нерпа.

Два, — повторила лиса и прыгнула на следующую голову.

Три, — сказала нерпа.

Три, — повторила лиса и прыгнула на третью голову.

Четыре…

Пять… — Скачет лиса по нерпичьим головам, только правит хвостом, чтобы не соскользнуться в воду.

При счёте «девять» лиса доскакала до льдины, вспрыгнула на неё, обернулась и прокричала:

А теперь не мешайте мне, я сама буду тренироваться в счёте.

Отплыли нерпы подальше, чтобы не мешать лисе заучить счёт. А лиса тем временем съела вкусного жирного нерпенка. И, когда наелась, вышла к кромке льда:

Эй, нерпы! Я уже выучила счёт!

Приплыли нерпы к льдине, выстроились одна за другой. И лиса поскакала по их головам:

Раз, два, три, четыре, пять, шесть…

Доскакала до берега, выскочила на припай, полуобернулась, помахала пушистым хвостом:

Спасибо! До свидания!..

А нерпа подумала: «Какая я мудрая — так быстро научила лису».

  • «Нивхская литература: материалы и исследования». Ученыедо сих пор расходятся во мнениях о происхождении нивхов. Говорят, последнее слово здесь даже не за археологами и этнографами, а фольклористами. Не зря Владимир Санги когда-то утверждал:

Речи сказителей не согрешат суесловием.

Память их строгая крепче морского утеса.

Непреступают сказители нивхских законов -

Учат они назубок золотые сказанья.

Слова не выкинут, песенный лад не изменят,

Чтоб долговечен был сказ, как рисунок на камне,

Чтоб предстали потомку былого картины

Непокривимыми, словно народная совесть.

Эта книга поможет разгадать некоторые тайны нивхской истории и нивхской литературы. Большая часть книги посвящена творчеству Владимира Санги.

Начало 1960-х — середина 80-х гг. прошел под знаком возрождения литератур северных народов. Писатели Севера вышли на новый, более высокий художественный уровень в освоении народных фольклорно-мифологических традиций.

В этот период произошла переоценка ценностей, наметился переход от ощущения мира к миропониманию, к нравственно-эстетическим проблемам. Это усиливает стремление к преодолению фольклорных принципов изображения человека. Пример тому роман юкагира Семена Курилова «Ханидо и Халерха», который открыл читателю характеры юкагирских женщин-тундровичек и шаманов.

epos severРоман эвена Платона Ламутского «Дух Земли» в литературе этого периода занимает особое место. Это первый роман в истории эвенской литературы. История семейства Маркани, нарушившего социальное табу: неприкосновение к Духу Земли — сэлии (выражающееся в повседневности запретом на копание земли), — основа сюжетной линии романа. Художественно опосредованная мифологема Земли выступает как часть национального образа мира эвенов ивходит в эпическую картину мира романа, придавая ему глубокое философское содержание.

epos sever1У некоторых прозаиков наметилось и индивидуальное мифотворчество. Они трансформировали известные еще с детства сказки, сказания, песни, собранные авторами в фольклорных экспедициях.Примером может служить творчество ительменского поэта и прозаика Георгия Поротова. Его поэма «Крылатый Кутх, или Песнь о любви» восходит к брачной теме ительменских мифов-сказок, посвященных ворону Кутху и его жене Мити. Автор обращается к традиционным сюжетам и образам ительменского мифологического эпоса о Вороне — Кутхе и его жене Мити, кардинально трансформирует их и создает романтическую историю их любви, сознательно отказавшись при этом от интерпретации данных образов в жанровых традициях мифов-сказок и мифологических анекдотов о сватовстве большого Ворона.

Ориентация на опыт русской литературы — явление закономерное для молодых литератур. Высокий уровень художественного мышления русской литературы требовал от прозаиков Севера, Сибири и Дальнего Востока серьезного освоения этого опыта, модификации, осмысления, оценки ее образов, а также самостоятельной активности творческого сознания, чтобы раскрыть новые темы в новых художественных формах.Этот опыт усвоения традиций развитых литератур транслируется, например, в творчестве русскоязычного юкагирского поэта, прозаика и драматурга Геннадия Дьячкова. В его поэзии ощутимо влияние Николая Рубцова, а в рассказах и повести «Казбек» преобладают биографические мотивы. Лирико-психологические пьесы «Ярхадана» и «Увезу тебя я в тундру» близки драматургии Александра Вампилова и Алексея Арбузова.

zoya nenlЗоя Ненлюмкина (род.в 1950 г.)

Свою лепту в развитие национальной поэзии северян внесла эскимоска Зоя Ненлюмкина, стихотворения которой были созданы на науканском диалекте эскимосского языка и в переводе на русский стали образцом лирико-философской поэзии. С именем эскимосской поэтессы в северной поэзии появилась так называемая женская лирика: она осмысливает судьбу, любовь и материнство женщины-эскимоски, поднимает проблему трагической судьбы малой родины и исчезающей культуры сородичей-эскимосов — «культуры Берингова пролива». Ненлюмкина обращается к национальным песенным традициям: разговорный эскимосский язык по своей образности и ритмическому строю близок песне.

Птицы Наукана

Весенний Наукан!..На льдине млеет нерпа,

и солнце сквозь туман уже слепит глаза,

и полнятся теплом твои земля и небо-

улыбка и слеза, улыбка и слеза.

И снова слышу яза полосой тумана

смятенье сотен крыл в рассветной тишине.

То в памяти моей все птицы Наукана

слетаются ко мне, слетаются ко мне!..

Как оперенье птиц, легка моя камлейка.

Мне весело бежать по тундре налегке.

И ветер шепчет мне: — А ты понять сумей-ка,

о чем поет весна на птичьем языке!

Как океан велик!.. Нам нынче не до шуток...

А-а-лик, а-а-лик, а-а-лик!- кричит мне стая уток.

И чаек караван- тревожно: — К"еун, к"еун!

Мы мчимся в Наукан, но где он, где он, где он?!

Просторами морей, прибрежных скал величьем

он в памяти моей и в постоянстве птичьем...

Летят бакланы. Вновь из ничего возникла

забытая давно песенка-дразнилка:

"Баклан, баклан-бакланище, какой же ты болванище,-

нырял за окуньками, держишь в клюве камень!

Плохи дела твои! Аях"а-а-а! Ян-и-хи-и! Гу-у-й!.."

Бакланы пронеслись, и снова вьются чайки-

по нраву им пришлись слова моейвстречалки:

"Ах, чаюшка, ах, матушка!Рыбешки ты наелась, на камешек уселась,

наелась сладкой корюшки и чистишь клювом перышки,

верная подружка, чаюшка- толстушка!.."

И снова слышу я над рябью океана

смятенье сотен крыл в родимой стороне

и рассказать спешу, как птицы Наукана

вернули детство мне, вернули счастье мне...

Последующее поколение писателей народов Севера — ханты Е. Айпин, Р. Ругин, нанаец П. Киле, эвен А. Кривошапкин, ненки Л. Ненянг и А. Неркаги, ительменка А. Селиванова и др. — проявило интерес к исследованию индивидуальности человека нового времени. Анализ психологии современного человека в их произведениях сочетается с вниманием к духовному миру предков.

В 1980-х — середине 1990-х гг. появляются философские, социально-психологические, социально-бытовые повести и рассказы, которые представлены произведениями эвенков Галины Кэптукэ («Имеющая свое имя»,«Джелтула-река», «Серебряный паучок»), Алитета Немтушкина («Дорога в Нижний мир»), Александра Латкина(«Последнее пришествие»), Николая Калитина («Бултамни»), манси Татьяны Молдановой («В гнездышке одиноком», «Касания цивилизации»), фантастическими рассказами юкагира Николая Курилова (Окат Бэя) («Монолог жителя планетки “Чи”», «Это»).Это был первый опыт написания фантастики северянами. Рассказы унаследовали принципы фантастической прозы и одновременно традиции юкагирской сказки.

Переходное состояние общества в 90-е гг. обусловили кризис в сознании людей, кризис нравственных, духовных и культурных ценностей, появление чувства разочарования в так называемом культурно-техническом прогрессе, который для национальных сообществ обернулся и другой своей стороной: национальной нивелировкой, подгонкой под общекультурный ранжир, духовной, культурной, генетической ассимиляцией малочисленных народов Севера. Многие прозаики и поэты эти тревожные тенденции отразили, попытались понять и осмыслить, что происходит с их народом.

Традиция путевых очерков, берущая начало с книги классика юкагирской литературы ТэкиОдулока «На Крайнем Севере», была продолжена путевыми заметками «Хай!» Николая Курилова Это дневник путешествия автора к североамериканским индейцам.

Поэзия 1990-х представлена философской, медитативной и любовной лирикой в творчестве эвенков Алитета Немтушкина («Самелкил. Метки на оленьем ухе»), Варвары Даниловой («Только ты...»), эвенов Андрея Кривошапкина («Земля предков») и Вавилия Кейметинова-Баргачана («След оленя»), ненца Юрия Вэллы («Вести из стойбища»).

Новое жанровое образование — стихотворение-песня в поэзии возникло на стыке литературной и устно-поэтической форм. Например, у эвенков песни носили сугубо личный характер и сочинялись «по случаю», передавая настроение и впечатления. Эвенкийской песни изначально был присущ минор, в отличие от современной песни.

Плач у северных народов генетически связан с пением. Например, у нанайцев слова «плакать» и «петь по-шамански» являются синонимами, тогда как в ритуальных обрядах некоторые шаманы говорят о том, что пели посредством распространенного параллелизма: «я пел, я плакал».

nemtushkinАлитет Немтушкин (1939 – 2006)

Наиболее ярко «песнопение» проявилось в творчестве Алитета Немтушкина. Наиболее частым образом-характером в прозе и поэзии поэта является старушка, шаманка («Песнопения шаманки Синкоик», «Плач бабушки Куккоки», рассказ «Старуха Лолбикта»). Это обусловлено ментально-историческими реалиями: у эвенков сакральные обряды исполняла именно женщина, в качестве сказительницы выступала также она. Стихотворение «Плач бабушки Куккоки» представляет своего рода песню-импровизацию. Это плач не на похоронах, а значит, и не средство общения с душой умершего (в отличие от шаманского песнопения). Этот плач адресован живой, но духовно погибающей внучке с целью уберечь пока еще живую ее душу.

Для прозаиков Севера фольклор — первичная художественно-эстетическая система, содержащая в себе архаические черты. Обращение к фольклору и мифологии есть само свойство художественного мышления писателей-северян. У них наблюдается как осознанное, так и неосознанное обращение к устно-поэтическому наследию своих народов — мотивам, языку. Освоение фольклорной традиции прозаиками было частью их жизни, так как контакт с эпическим фольклорным наследием был повседневным и впитался с молоком матери. Это предопределило интуитивное сохранение оригинальности исходного эпического контекста и свидетельствует о том, что мифология, фольклор и сегодня остаются важными компонентами художественного языка литератур малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока.

Литература коми

Рождение коми литературы во многом подготовлено опытом устного народного творчества.

В фольклоре коми представлены различные жанры: мифы, отражающие ранние представления народа об окружающем мире и месте человека в нем, эпические сказания и легенды, сказки и песни, пословицы и поговорки.

Во всем этом многообразии жанров устного поэтического творчества отразилась вся жизнь коми народа, его трудолюбие, нужды и социальные чаяния, его мудрость и вера в лучшее будущее. Особой оригинальностью у коми отличались свадебная поэзия и свадебная обрядность.

Виды легенд и преданий по сюжетам: космогонические мифы, колдовской эпос – предания о колдунах, предания о местных героях, «силачах», предания о происхождении некоторых видов хозяйственной деятельности, происхождении названий мест, появлении обычаев, происхождении животных, птиц.

Основные герои легенд и преданий: Божества, Духи-хозяева, Злые духи, Чудовища, Богатыри, Колдуны.

Стефан Пермский (1340 – 1396)

Письменность для коренных жителей Коми впервые была создана святым Стефаном Пермским в 1372 году на оригинальной графике, отдельные буквы которой по начертанию восходили к кириллице. Этот алфавит, называвшийся абур или анбур, ограниченно использовался до XVI века.

ivan kuratovИван Куратов (1839 – 1875)

Литература Коми как письменное художественное творчество возникла в первой половине XIX века. Сложный и многокрасочный мир в литературе создал ее основоположник, поэт-демократ Иван Алексеевич Куратов. Опубликовав при жизни всего пять стихотворений под видом народных песен, он оставил поэтическое наследие, по уровню художественного мышления встающее в один ряд с развитой литературой ХIХ века, вобравшее традиции русской и европейской культуры. Его поэзия – самовыражение сложного внутреннего мира, напряженных поисков интеллигента, переживающего вечные проблемы одиночества неординарной личности, осмысливающего проблемы этнической истории своего народа, его духовный опыт.

Подобно Куратову, в истории коми литературы занимает особое место и творчество Каллистрата Фалалеевича Жакова. Его художественное наследие, связанное с традициями мировой культуры, также составляет специфическое эстетическое явление. Жаков — писатель, философ, создавший оригинальную философскую систему, получил известность в России рубежа ХIХ-ХХ веков. В 1912 году в письме к Леониду Андрееву Максим Горький писал: «Знаешь, в России есть интересный писатель Жаков, зырянин. Любопытнейшая фигура». Будучи не принято советским государством, его творчество получило объективную оценку лишь в конце ХХ – начале ХХI вв.

kallistrat gakovКаллистрат Жаков (1866 – 1926)

Поэтические произведения Жакова – песни, рассказы, сказки являют духовный опыт личности неординарной, осмысливающей отношения с миром, познающей историю народа. Роман «Сквозь строй жизни», написанный на автобиографическом материале, объемлет аналитические раздумья о возможностях личности. В произведении воссозданы попытки автора осмыслить связь каждого с вековечным опытом народа, в полной мере выразить драматизм судьбы представителя немногочисленного народа, оставившего родные леса в стремлении к образованию.

В крупном эпическом произведении – поэме «Биармия» (1916) – нашло воплощение стремление возвеличить историю коми, создать возвышенный образ родного народа. Древнее государство коми в художественном воссоздании Жакова – царство благополучия и совершенства, жизнь которого основана на законах добра и чести. Черты, характеризующие быт, образ жизни далеких предков коми, преподнесены читателю эстетично – возвышенно. Изображение сопряжено с высоким, одухотворенным началом; в этом специфика художественного решения, выработанного писателем.

В последней четверти XIX века и в начале XX века литературе стали известны имена Георгия Степановича Лыткина (1835 – 1907), Михаила Николаевича Лебедева (1877 – 1951). Книга Георгия Лыткина «Зырянский край при епископах пермских и зырянский язык» (1889) – наиболее крупное издание, в которое, наряду с переводами с русского и словарями, в адаптированном и сокращенном виде было включено «Житие св. Стефана, епископа Пермского».

В первые годы Советской власти литература стала важным фактором общественной жизни. Развивались проза, поэзия, драматургия. В золотой литфонд вошли стихотворения Вениамина Чисталева, Василия Лыткина, Михаила Лебедева, пьесы Виктора Савина и Николая Попова. Поэт Василий Лыткин в 1927 году создал поэму «Идут», посвящённую героям Гражданской войны в Коми крае. Он также перевёл на коми язык стихи Александра Пушкина, Федора Тютчева, Владимира Маяковского, Демьяна Бедного, Корнея Чуковского. В эти годы литература создавалась в основном на коми языке.

viktor savinВиктор Савин (1888 – 1943)

Виктор Алексеевич Савин (Нёбдінса Виттор) — основоположник национальной культуры начала XX века, поэт, драматург, актёр, переводчик, композитор. Основатель театрального искусства, общественный деятель. Один из зачинателей коми советской литературы и театрального искусства. Началом литературной деятельности Савина принято считать 18 августа 1918 г. Тогда в газете «Зырянская жизнь» было опубликовано его стихотворение «Красный звон».

КРАСНЫЙ ЗВОН

Товарищ! Ты слышишь тревожный звон,

Зовущий к грядущей славе!

Слышишь в нем голос разбуженный свой,

Всех тех голоса, кто с нами!

Вставай же не медля, сонливость стряхнув,

И заслони собою

От стаи звериной родную страну –

Нашу с тобой свободу.

Сожми мою руку своей рукой:

Нет нам пути обратно,

Скорее туда, где наши братья

За нас с тобой проливают кровь!

Не бойся выкрикнуть в лица врагам

Навстречу злобному вою:

«Умру, но ни за что не отдам

В бою обретенную волю!»

Пусть до тех пор грозовой горизонт

Красного солнца не знает,

Пока восвояси не ринется вон

Побитая свора злая!

Товарищ! Ты слышишь тревожный звон,

Зовущий к грядущей славе!

После образования Коми автономной области Виктор Алексеевич возглавил редакцию газеты «Югыд туй» (Светлый путь). Виктор Савин принимал активное участие в работе созданной в ноябре 1918г. Коми комиссии по разработке зырянского языка и литературы при Усть-Сысольском уездном отделе народного образования.

Кто владеет языком коми, приглашаем посетить библиотеку и прочитать в оригинале книгу Виктора Савина «За лесным холмом».Она включает в себя рассказы, очерки, статьи.

Савин публиковался с 1918 года. За время литературной деятельности написал более 150 стихотворений и песен, около 15 поэм и ораторий, 15 рассказов и очерков, около 30 пьес, в том числе: «На восходе солнца увял цветок» (1919); «В раю» (1922); «Неприкаянная душа» (1927); «Усть-Куломский бунт» (1928); «Дочь Пармы» (1930).

В апреле 1934 усилиями Виктора Савина, Вениамина Чисталева, Николая Попова был образован Союз писателей Республики Коми. На первой областной конференции писателей первым председателем правления был избран Николай Попов. Но процесс развития литературы был прерван политическими репрессиями 30-х годов. Все ведущие писатели были заключены под арест, а в Союзе писателей остался один член и один кандидат. Остальные совершенно необоснованно были признаны «врагами народа». В период Великой Отечественной войны на фронт ушел почти весь писательский актив литературы, большинство из которых погибло.

7 октября 1937г. Виктор Савин также был арестован и приговорён Особым Совещанием НКВД СССР 07 июля 1938 г. к 5 годам лагерей за "контрреволюционная деятельность". На основании директивы НКВД и Прокуратуры СССР №185 от 29 апреля 1942г.был оставлен в лагере до окончания войны. Умер в лазарете лагпункта 11 августа 1943 года, похоронен на лагерном кладбище.

Виктор Алексеевич Савин Постановлением Президиума Верховного Суда Коми АССР от 04 ноября 1955 года реабилитирован посмертно.

В послевоенный период становление литературы шло трудно и медленно, однако лучшие традиции предшественников подхватил Василий Юхнин. Его романы «Алая лента» и «Огни тундры» стали хрестоматийными. На литературном небосклоне появилось имя Николай Дьяконов, пьеса которого «Свадьба с приданым» неоднократно была поставлена во многих театрах страны и за рубежом. Так, спектакль по этой пьесе был поставлен на сцене Театра сатиры в 1950 г. А зрителями до сих пор любим знаменитый фильм «Свадьба с приданым» с Верой Васильевой в главной роли, снятый в 1953 г.

Книга Николая Дьяконова «Свадьба с приданым» на языке коми есть в библиотеке в фонде национальной литературы народов России.

Стали известны имена писателей Геннадия Федорова, Василия Леканова, Серафима Попова, Ивана Вавилина, Федора Щербакова, Якова Рочева, Ивана Изъюрова.

К этому же периоду относится и развитие романа. Трилогия Рочева «Два друга» (1951), «Ижма волнуется» (1959), «Обновление земли»(1967), романы Федорова «Когда наступает рассвет»(1962), Юхнина «Огни тундры»(1953) завоевали популярность среди читателей, во многом определяя специфику художественного опыта коми литературы данного периода развития.

Художественное развитие коми литературы второй половины ХХ века делится на два периода: первый охватывает 1960-1980 годы, второй начинается с конца 1980-ых. Своеобразие эстетики и художественного облика этих этапов, конечно, во многом обусловлено социально-историческими особенностями жизни страны.

1960-1980-е гг. – тот этап развития литературы, когда в ней ярко выразились противоречивые начала, характеризующие жизнь советского общества этого периода. С одной стороны, вдохновленная идеями оттепели, литература стремилась встать на собственно художественный путь развития, с другой – неизбежно несла в себе те противоречия исторического развития общества, что искажали ее естественную эстетическую стезю.

1Геннадий Юшков (1932 – 2009)

В этот период получают широкую известность произведения Геннадия Юшкова, их публикуют в московских издательствах. В 1982 году он стал лауреатом премии Союза писателей СССР. Геннадий Анатольевич оставил богатейшее литературное наследие. В годы его творчества были изданы 40 книг, куда вошли три романа, повести, стихи и рассказы, в том числе детские, публицистические статьи. Его произведения не просто читаемы – они узнаваемы сочным коми языком, метким словом, народным юмором. А песни, написанные на его стихи, стали поистине народными. В стихотворении Юшкова «Вот на рассвете, как старый знакомый…» есть такие слова:

«Сам ведь я коми.

А, знаете, коми счастлив в тайге,

Как в родительском доме

Он действительно прожил счастливую жизнь на своей земле. Был нужным людям, пользовался огромным авторитетом в республике, к нему прислушивались и вокруг него объединялись.

Геннадий Анатольевич говорил: «Писатель всегда должен строго спрашивать себя: «Зачем, ради чего я хочу об этом написать? Что желаю сказать своим читателям, своему народу?»

Процессы национального возрождения, начавшиеся в стране в середине 80-х годов прошлого века, затронули и Республику Коми. Юшков был в числе первых, кто начал разговор о сложившейся ситуации в сфере родного языка, образования, национальной культуры. В своей статье в «Литературной газете» 29 января 1988 года он с болью в сердце размышлял о будущем коми народа.

Библиотека имеет в своих фондах несколько изданий этого талантливого автора.

  • «Сказание о Севере». Сборник стихов о родном крае. Суровый север диктует людям свои законы, которые поэт не только чутко улавливает, но и живет по ним. Зарисовки народной жизни подкупают своей непосредственностью, тонким знанием народного быта и доброй улыбкой. На русском языке.

  • yushkov mar«Маршрут». Повести и рассказы сборника связаны между собой единым внутренним сюжетом. Геологи, работники лесной индустрии, охотоведы, воссоздающие на Печоре заповедное бобровое хозяйство, земледельцы – герои этих произведений.

  • yushkov gen«Женщина из села Вилядь». Многие повести и рассказы в этом сборнике почти документальны, многие автобиографичны. Писатель преклоняется перед людьми внешне очень скромными, но на которых «земля держится». Он прославляет честный труд, бескорыстие, доброту, благородство, душевную щедрость.

  • «Чугра». В остросюжетном романе автор размышляет о судьбах своих земляков. За живыми колоритными образами, за серьезными проблемами, связанными с открытием и добычей печорской нефти и газа, стоят проблемы морально-философские.

В книгу вошел также роман нанайского писателя Григория Хождера «Гайчи», посвященный становлению Советской власти в Приамурье.

  • «Земной житель». Издание содержит стихи, рассказы, статьи автора. На коми и русском языке.

В эти годы активно пишет Альберт Ванеев, его стихотворения и поэмы переведены на многие языки народов ближнего и дальнего зарубежья. Он стал народным поэтом Республики Коми. В 1964 году опубликована первая книга прозы Ивана Торопова. В 1974 году ему вручили премию Союза писателей СССР, а в 1984 году за цикл автобиографических рассказов и повестей «Вам жить дальше» присудили Государственную премию РСФСР имени А. М. Горького.

Творчество Альберта Ванеева представлено в библиотеке двумя книгами.

  • «Лебединая дудка». Стихи и сонеты.

  • «Северные сонеты». Стихи на коми языке.

Владеющие языком коми могут прочитать книгу Ивана Торопова «Трудно быть человеком».

Свой вклад в развитие литературы в 60-е – 90-е годы XX века внесли Александр Ларев, Владимир Ширяев, Иван Коданев, Владимир Безносиков, Михаил Игнатов, Петр Шахов, Борис Шахов, Нина Куратова, Алексей Попов. В последующем они стали определять основные тенденции развития прозы, которая как бы осознала значимость духовной основы жизни и стала стремиться к исследованию нравственного мира героев. Непростой поиск истины, стремление познать себя и жизнь, постичь ее вечные нравственные устои насыщают внутреннюю жизнь героев произведений, и этот вечный, очень непростой путь к истине позволяет прозе приблизиться к постановке значимых, бытийных проблем.

В прозе становится все более отчетливым стремление понять прошлое, осмыслить накопленный опыт. Общество, пережившее определенный этап своей социальной и нравственно-психологической истории, испытывает необходимость в его осмыслении, подведении своеобразных итогов. Писатели актуализируют память героя. Обращаясь к ретроспекциям, герой как бы пытается выявить нравственную основу жизни, объяснить линию своей судьбы. Таковы повести Шахова «На неделю в юность» (1971 г.) и Куратовой «Что любимо, мило (1972 г.)

vladimir timinВладимир Тимин (1937 – 2015)

В этот период загорается новая, необыкновенно яркая поэтическая звезда — во всей своей красе раскрывается лирический талант поэта Владимира Тимина.Историю своего появления в коми литературе он вспоминал так: "Сразу после армии я пришел в редакцию журнала "Войвывкодзув" («Северная звезда») и показал свои стихи Ивану Вавилину. Половина того, что я принес, оказалась в урне. Осталось только два листа со стихами "Перед дорогой" и "Старая лошадь". Вот таким образом я "въехал в литературу на старом Пегасе". Его лирический герой представляет читателям красоту народного характера, народной жизни. Владимир Тимин внёс в мир литературы чистоту отношений и неизбывный юмор.

Со второй половине 1980-х годов в общественном сознании обозначились новые тенденции. Дух критического переосмысления всего исторического опыта народа резко изменил пафос, утвердившийся в отечественном искусстве. В литературе ярко воплотилось стремление к выражению новых политических концепций.

Данные тенденции утвердились в коми литературе разработкой «гулаговской» темы, острой постановкой национальных, экологических проблем, изображением коллективизации 1930-х гг. Выразительнее эти особенности отразились в жанрах рассказа и повести: рассказы Александра Ульянова «Черная осень» (1989), «Было бабье лето…»(1990), Алексея Попова «От жизни не спрячешься» (1990), повести Ивана Торопова «Не стреляй в медведя, дважды»(1988), «Грянул выстрел среди избы»(1989), Нины Куратовой«Молоденькая черноглазая девушка» (1991).

Постперестроечные умонастроения определили новые тенденции в художественном развитии драматургии. В этот период драматические жанры формируют своеобразный тип поэтики. Драматургия стремится осмыслить сложные связи прошлого народа и его настоящего: пьеса Николая Белых «Живи, дитя мое, живи»(1991). Размышляет о судьбе народа коми, о противоречивых началах жизни, о вечной борьбе добра и зла: драма Алексея Попова «Заколдованная тропа» (1997). Особую значимость получают проблемы духовной жизни: драма Александра Лужикова «Серьезная болезнь»(1997).

Итак, литература второй половины ХХ века в своем развитии отразила социально-исторические особенности времени. Если в 1960-1980-е годы она пережила качественно новый этап эстетического развития, то в конце ХХ – начале ХХI веков литература испытывает непростое состояние поисков художественных концепций.

В новейшей коми прозе сформировалась и тенденция к разрушению традиционных форм художественного воссоздания жизни. В выражении сложных отношений современника с миром писатели приходят к необычным художественным решениям, создавая нетрадиционную композицию. Художественное пространство произведений локализуется в области психологической, духовной жизни героя. Имеет место и близость к поэтике постмодернизма (повесть Александра Лужикова «Окаменевшие слезы», рассказы Алексея Полугрудова.) Переживая «перестроечный» синдром, выражающийся в обсуждении политизированных проблем, коми литература тяготеет к исследованию сложных взаимоотношений мира и человека, стремится акцентировать внимание на сущностных аспектах духовной жизни, сферы чувств героев, пытается сосредоточить поиски на вопросах истории и культуры народа.

В 1991 году произошёл развал Союза писателей СССР. В республике кардинальных изменений тогда не последовало, поэтому для раскола или для роспуска писательской организации СПР КОМИ не было причин. Те, кто состоял в региональном отделении СПР, продолжили свою деятельность.

18 декабря 2002г. был зарегистрирован "Союз писателей республики Коми" — региональное отделение общероссийской общественной организации "Союз писателей России".

Изменения в литературной жизни республики Коми произошли в 2017 году, когда, следуя требованиям времени, группа писателей и поэтов объединилась в региональное отделение Российского союза писателей (РО РСП). А совершенно новый Российский союз писателей (РСП), куда вошло РО РСП, в 2012 году был преобразован из ранее действовавшего Литературного клуба. РСП – на сегодняшний день один из самых мощных современных и влиятельных общественных союзов.

РО РСП – организация многонациональная, их деятельность отмечена призами, дипломами, медалями. Похвальные результаты имеют писатели и поэты Татьяна Барышева, Валентина Гурбаналиева, Людмила Ханаева, Людмила Чебыкина, Сергей Ярчук, Геннадий Севрикеев.

mkrf2

mkso